Добро пожаловать на форум ролевой игры по мотивам сериала "Сверхъестественное"!

Сентябрь 2008 года. Понтиак, штат Иллинойс. Что-то или кто-то уничтожил все живое в радиусе около сотни миль вокруг старого и, казалось, всеми забытого кладбища. Итак, начало положено. Большой план демонов должен исполниться, и финальной точкой станет монастырь Святой Марии, где когда-то Азазель связался с Отцом. Игра идет по четвертому сезону.

Новости проекта

18.06.2017: Приглашаем всех принять участие в конкурсе "Печенье с предсказаниями"!
Мы рады объявить, что сегодня нашему форуму исполняется полгода и поздравить всех с этим событием! Гостям форума мы хотим сообщить, что с сегодняшнего дня и на целый месяц (до 18.07 включительно) на форуме будет действовать упрощенный прием анкет!
16.04.2017: Приглашаем всех игроков принять участие во флешмобе "Пасхальная охота"!
23.02.2017: УВАЖАЕМЫЕ ИГРОКИ И ГОСТИ! Сегодня ночью, в связи с техническими причинами, был произведён откат форума на сутки. Пропали все сообщения за это время, включая новые профили, анкеты, посты и рекламу. Приносим свои искренние извинения.
02.02.2017: А у нас на форуме появился первый завершённый эпизод. Поздравляем Дина и Каса. Красавцы, ребят!)
26.01.2017: Открыт первый сюжетный квест. Ознакомиться и записаться можно здесь.
04.01.2017: Обновлено оформление профиля. Просим всех игроков заново заполнить личное звание в соответствующей теме.
31.12.2016: Администрация форума от всей души поздравляет игроков и гостей с наступающим Новым годом и Рождеством!
18.12.2016: Официальное открытие ролевой. В честь этого в течение месяца, до 18 января 2017 г. все персонажи проходят по упрощённому шаблону анкеты.
15.12.2016: Мы рады сообщить о создании ролевой! На дозаполнение форума, скорее всего, уйдет несколько дней. Однако вы можете уточнить, свободна ли роль в гостевой, мы с радостью ответим на любые вопросы.

Администрация


Sam Winchester
Поставщик лесного мха
ICQ: 666187700
Skype: yellowmooncat93
Crowley
Поставщик скотча
ICQ: 629488270
Skype: vilgeforc.r

Scarlett Jameson
Кофейная жрица

Ждем в игру


Эффект прозрачности Эффект прозрачности Эффект прозрачности

Supernatural: keep going

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: keep going » Флешбеки » Grave Encounters


Grave Encounters

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Grave Encounters

«Идеи убить сложнее, чем людей,
но в конечном итоге их можно убить».(с)

http://se.uploads.ru/t/Xni7O.gif  http://s3.uploads.ru/t/bzRDg.gif
http://s9.uploads.ru/t/AZDbJ.gif  http://sd.uploads.ru/t/UCNqf.gif


Дата: 21 августа 2008 год;
Место действия: Рокфорд, штат Иллинойс;
Участники: Sam Winchester, Scarlett Jameson;
Краткое описание:

«В марте 2006 года операторы реалити-шоу снимали сюжет в заброшенной психиатрической больнице, они искали доказательства существования жизни после смерти... и они нашли их», - гласила заметка на одном не слишком популярном сайте о заброшенной психбольницы, коих насчитывалось десятками по всей стране.
«Участники телевизионного проекта во главе с неким Терри Льюисом отправились в заброшенную психиатрическую больницу Святого Варфоломея, получившую неофициальное название "Убежище лунатиков", открытую в Рокфорде в далеком 1885 году одним епископальным священником.
Для чистоты проводимого эксперимента группа заперлась в здании, чтобы уловить присутствие потусторонних сил. Однако спустя неделю людей так и не нашли».

Естественно, статейка была с душком желтой прессы, автора даже не смутил тот факт, что он полностью переписывает предысторию небезызвестного госпиталя «Кингз Парк», расположенного в Нью-Йорке.
Одна беда – заброшенная лечебница Святого Варфоломея существовала, а смельчаки, посещавшие сайт, прибывали к загадочному зданию в поисках острых ощущений. Казалось бы, что такого? Но люди действительно стали пропадать.
Так, когда-то полузаброшенная страничка в интернете обретала популярность, а история обрастала новыми мифами…

Предупреждения: осторожно, возможен трэш.

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-01-07 18:49:21)

+2

2

Этот августовский день выдался жарким, асфальт раскалился настолько, что даже прохлада сумерек не смогла его остудить. Карли чувствовала, как резиновая подошва старых кед неприятно пристает к дорожному покрытию, издавая чавкающий звук. Нагретый за день воздух казался липким, как тонкая пленка, отчего нестерпимо хотелось принять душ.
Но возвращаться в дешевый номер мотеля и сидеть в гордом одиночестве Скарлетт не хотелось. Ибо непременно в голову начинали лезть весьма не оптимистичные мысли об адских котлах и острых вилах, о стыде перед семьей и самых тупых поступках во всей ее жалкой жизни.
Джеймсон уже изрядно пошатывало из стороны в сторону, но сдаваться этим вечером она была не намерена. Сегодня она стремилась затуманить рассудок настолько, насколько это было возможно, чтобы перестать думать хотя бы сегодня. И быть может этой ночью ведьма сможет хоть немного поспать без кошмаров.
Сквозь тьму аллей виднелись красные огни с вывески местного бара. Они, как маяк для кораблей в беспроглядную ночь, манили к себе опьяневшее сознание Карли. В тот момент это показалось отличной идеей – догнаться в баре, а на утро обнаружить себя спящей в заранее снятом номере мотеля.
Не страшась утреннего похмелья, Скарлетт храбро шагнула в помещение. В нос ударил резкий запах пива с примесью какого-то дешевого алкоголя, чеснока и старой древесины. Тихая мелодия из музыкального автомата разливалась по залу, но казалось, никто ее давно не слушает. Все были заняты своим делом.
На удивление, вечерних посетителей было не так уж много. Парочка, судя по всему, завсегдатаев сидело у барной стойки, какая-то компания студентов играла в бильярд. Желая забиться куда-нибудь в угол помещения и оттуда, потягивая алкоголь, наблюдать за посетителями, ведьма огляделась. Но, увы, не ей одной пришла такая мысль – место было занято.
«Что ж, барная стойка, это судьба».
Заняв место подальше от обитателей одиночных мест, Карли устремила свой взгляд на усталую девушку-бармена.
- Виски со льдом. – Сделав заказ, она хотела рассмотреть народ в зале, но взор упрямо не хотел сфокусироваться, и изображение плыло. Сдавшись, Скарлетт вернулась к своему стакану, но одно неловкое движение руки -  и стекло с тихим звоном разлетелось на мелкие куски, разливая по полу янтарную жидкость. – Вот черт.
- Какая трагедия. – Полный иронии мужской голос просипел над ухом ведьмы. И его обладатель не преминул показать свое помятое лицо, усевшись рядом на свободное место.
- Знаешь, что на древнегреческом «трагедия» означает «песнь козла»? – Джеймсон лениво повернулась к нежданному собеседнику, глаза которого расширились, выдавая растерянность. Видимо, тип не ждал философский размышлений вместо приветствия, еще и на ночь глядя. - А я знаю, но все равно не понимаю. Не знаю, про что была первая трагедия, но с козлом явно случилось что-то плохое.
- Эм… Ну, может, и черт с ним? – Он попытался ухватить ведьму за руку. – Этот город и без козлов полон мрака. – Заметив заинтересованный взгляд, парень уловил, что тема удачная. Пусть и не в том смысле, на который он рассчитывал. – Люди пропадают в той чертовой лечебнице... "Убежище лунатиков" переместилось в Рокфорд.
- Брось, Зак. Все это - тупые россказни. Не пугай девчонку. - Сидевший поодаль от них мужчина рявкнул на него, отчего тот зло поморщился. - Ты уже сам как городской сумасшедший.
Подозревая, что близится классическая драка в баре, Скарлетт посчитала, что оставаться опасно. Она не могла предугадать, чем это обернется для нее. Помнится, в прошлый раз пьяная потасовка переросла в полный разгром и несколько переломов, даром, что никто не погиб.
И попросив счет и бутылку привычного "Джемсона", ведьма на заплетающихся ногах направилась к выходу, жалея, что не удалось посидеть подольше.

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-01-07 21:47:05)

+2

3

- Эй? – неуверенно окликнул охотник удаляющуюся девушку, не зная, как тут лучше обратиться, - Мисс?

Города сменяли друг друга. Неизменным оставалось лишь одно – вечера в компании алкоголя. В начале – в одиночестве, как совсем не пристало молодому парню, некогда в принципе крайне редко притрагивавшемуся к чему-то, что по крепости превосходило пиво, до пьяного забытья и жутчайшего похмелья с утра, пробуждения за полдень с дикой головной болью. После – в гордое и горькое одиночество ворвалась Руби. Вообще-то было плевать, но… С одной стороны, глупо было отрицать, что появилась цель и толчок к тому, чтобы двигаться дальше, с другой – плевать было сравнительно недолго, и постепенно приходя в чувство, Сэм начал понимать, как выглядит то, что с ним происходит, и показывать это – свою слабость – не очень-то хотелось. Тем более, демону. Словом, это не только заставило двинуться вперед выражаясь фигурально, но и покинуть, наконец, Понтиак, а ещё – прекратить настолько по-чёрному набираться, да и в целом относительно привести себя в порядок. Наверное, со стороны могло бы показаться, что дела стали лучше – но на деле идти заставляло желание мести и появившийся способ её осуществить. Сэм ощущал нависшую над собой угрозу и знал, что долго ему не протянуть, да и раньше не видел смысла, в целом перспектива в последний момент затуманенным алкоголем мозгом даже не понять, что произошло, не казалась такой уж ужасной. Сейчас же, имея возможность защитить себя и если не вернуть Дина назад, так хотя бы сполна отомстить за его смерть, Винчестер пытался взять себя в руки. Это было необходимо, хоть и не так просто. Пить он совсем не перестал – но хотя бы стал делать это сдержаннее и лишь затем, чтобы ночью заснуть и проспать хоть несколько часов без снов, в которых во всех, как в одном, не было ничего хорошего. И в этом очередном забытом Богом баре где то в.... В общем, неважно, где – охотник даже на память точно не знал, в каком городе он находится – но здесь, в этом заведении, преследовал ту же цель, что и обычно по вечерам - быстро довести себя до некой стадии алкогольного опьянения. Ровно на той грани, чтобы ещё быть способным добраться до мотеля, но уже получить расслабленное состояние и отсутствие мыслей в голове, ненависти и отвращения к себе и тому, что он делает.

Не удалось. Ну не то, чтобы совсем нет, но первый стакан с виски опустел лишь наполовину, когда сквозь негромкую, но раздражающую музыку и мерные голоса немногочисленных посетителей послышался звон бьющегося стекла. Необычный звук привлёк внимание, тогда как все остальные давно стали белым шумом. Чисто машинально Винчестер оторвал пустой взгляд от пошарпанной барной стойки и обернулся в сторону его источника, почему-то ожидая, что его причина - сдавшие нервы у кого-то из посетителей и грядущая потасовка. Но все оказалось куда проще. Вообще было странно видеть молодую девушку в этом прокуренном баре среди что-то пьяно обсуждающих, иногда переходя на выкрики, посетителей. И хотя некоторые девушки дадут фору мужчинам в посиделках с выпивкой, потерявшая координацию и разбившая стакан блондинка на противоположном конце барной стойки всё равно резко не вписывалась в обстановку. Очевидно, это заметил не только Сэм, потому как рядом с девушкой тут же оказался какой-то парень. Справедливо рассудив, что не его это, в общем-то, дело, охотник отвернулся. Но донесшиеся обрывки разговора заставили его прислушаться – как бы это ни было некрасиво. Сэм уже давно не занимался простой охотой и не брался за дела, но слова о пропаже людей привлекли внимание где-то на уровне рефлексов. Между тем инициатор всеобщего внимания к себе решила, что пора завязывать и – судя по неуверенной походке и разбитому стакану, очень вовремя – направилась к выходу. Охотник ещё был трезв в достаточной степени для того, чтобы сесть за руль, а возле бара была припаркована машина. И решив сделать хоть что-то полезное, Винчестер поднялся со стула и позвал явно перебравшую девушку – тем более, что сей благородный порыв до её собеседника не дошёл, и тот предпочёл выяснить отношения с вмешавшимся в разговор мужчиной.

- Пойдёмте, - бросив на стойку деньги за выпивку и догнав блондинку, произнёс охотник, - У меня здесь машина, я отвезу вас домой. Где вы живёте?

+2

4

Приобняв бутылку «Джеймсона», как старого друга, Скарлетт медленно, но уверенно направлялась к выходу. На ходу девушка прокручивала захмелевшим мозгом, чем себя занять, раз предыдущие планы с треском провалились. Мысль пройтись по плохо освещаемым аллеям и закоулкам, немного проветриться и, быть может, распечатать тару с алкоголем по пути к мотелю становилась все заманчивее.
Да, конечно, обычно инстинкт самосохранения велит нам избегать неосвещенных мест города. Но тот самый, на первый взгляд иррациональный, но на самом деле, более чем обоснованный страх темноты существует из-за созданий, живущих во тьме. Из-за созданий, как она сама.
Наполненная воинственной решительностью, Карли уже собиралась было толкнуть дверь, но услышала мужской голос где-то позади себя.
- Мисс?
Она хотела было обернуться, но угрюмая мысль «Да кому ты, к чертям, нужна?» заставила посчитать, что сей оклик не по ее душу. Вот только внутренняя пессимистка была весьма удивлена, когда выяснилось, что молодой человек действительно обращался к ней.
- Что?.. – только и смогла вымолвить она, вопросительно изогнув бровь. Но когда сообразила, наконец, о чем речь, то неуверенно кивнула, - Спасибо, это весьма... Гм, великодушно.
Вероятно, уходить из бара с незнакомцами – не самое здравое решение. Кроме того, что это дурной тон, тот парень может оказаться кем угодно, начиная от рядового маньяка-извращенца до самого злобного демона.
Нет, серьезно, сколько вы знаете таких людей, что подвозят незнакомых нетрезвых девушек до дома, не желая ничего взамен?.. Скарлетт на тот момент таких точно не знала.
«Но уж лучше под раздачу сейчас попаду я, нежели какая-нибудь невинная девчонка», - решила ведьма.
- Тут недалеко мотель "Грин Хилл", я там остановилась. – Джеймсон присмотрелась поближе к своему новому спутнику. Высокий и темноволосый, внешностью он больше походил на тех парней, что учатся в университетах Лиги Плюща, нежели на того, кто околачивается в таких злачных заведениях.
«Что же ты забыл в этом Богом забытом баре?»
Рассматривая незнакомца, Карли вдыхала прохладный немного пыльный воздух, хранящий в себе отголоски дневной жары. К разочарованию ведьмы, он прогонял хмельной туман в ее голове, отчего мысли становились яснее, а напускная храбрость таяла, как дымка.
Хвала высшим силам, шли они недолго, так что протрезветь окончательно ей не не удалось. Всего метр - другой, и ведьма увидела его - черный автомобиль, стоявший около фонарного столба, чей тусклый свет играл бликами по глянцевой поверхности внушительных размеров Шевроле.
«В такой точно поместится пара-тройка трупов», невольно подумалось Карли. Но отступать девушка не собиралась. Покрепче зажав в руке так и не откупоренную бутыль виски, она храбро села на переднее сидение пугающей ее до чертиков красавицы Импалы. Устроившись поудобнее, Джеймсон удивленно уставилась на установленный около приборной панели mp3 плеер. Такой девайс в воображении Скарлетт немного не вязался с образом классического автомобиля, но кто она такая, чтоб судить?
- Я - Скарлетт, - посчитав, что стоит представиться, девушка прервала затянувшуюся паузу и приветственно махнула свободной рукой. Если уж брюнет действительно тот, кем ей сейчас кажется, то ведьме придется подпортить ему его привлекательную мордашку. А делать это, не представившись, невежливо. - А вы из местных или, как и я, проездом?

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-01-11 00:40:30)

+2

5

Реакция незнакомки окончательно убедила в правильности принятого решения. И пусть на какой то момент Сэм почувствовал в ней сомнение, растерянность, а в карих глазах – он мог бы в этом поклясться – промелькнула подозрительность: наверное, присущие каждой девушке в этом мире инстинкты и недоверие по отношению к парням, которых они видят впервые в жизни и которые при этом пристают с какими-то вопросами. И понять это было можно, в какой-то степени это было даже правильно. Но, наверное, всё это просто утонуло в алкоголе, выпитом блондинкой, которая после недолгой паузы кивнула и направилась к выходу. И, открывая перед той дверь, ведущую из бара и пропуская вперёд себя на улицу, охотник не мог не задать про себя вопрос – что же такого случилось, что молодая девчонка, которая ну никак не похожа на тех, кто наравне с мужчинами засиживается в баре до утра, оказалась тут. Да ещё и в одиночестве. Наверное, примерно так же нелепо в такой обстановке выглядел он сам. В действительности, причина могла тут быть любой, начиная какой-то большой трагедией и заканчивая бросившим парнем, но такие, как она не напиваются просто так. Но от Сэма сейчас требовались не беседы по душам, а чтобы человек без приключений добрался до дома, остальное охотника уже не касалось. И, исходя из того, что в какой-то момент недоверчивость блондинки сработала как надо, но все же отступила, хорошо, что это был именно Сэм, а не увязался кто-нибудь из постоянной местной публики, периодически посматривающей на девчушку. Впрочем, скорее всего, ничего страшного из этого тоже бы не произошло, но ключевыми тут являются именно слова "скорее всего".

После шумного бара улица встретила почти звенящей тишиной, а гам, доносящийся изнутри помещения, остался за захлопнувшейся дверью, словно кто-то резко убавил звук. В нескольких метрах от выхода в свете фонарного столба стояла припаркованная "Импала", как обычно сильно выделяющаяся на фоне других автомобилей. Охотник бросил короткий взгляд на теперь уже спутницу – набираться в баре в чужом городе было ещё более странно, но лишних вопросов всё так же не задавал. И, кивком головы показав в сторону чёрной "Шевроле", как бы приглашая сесть, сам устроился на водительском сидении автомобиля. Дождавшись, пока блондинка займёт место справа от него, Винчестер нащупал в кармане куртки ключ, вставил в замок зажигания и повернул. Мотор приветственно зарычал, начиная работать.

- Сэм, - коротко представился охотник, поочерёдно заглядывая в зеркала заднего вида и сдавая назад, выруливая между остальных машин с парковки на трассу. Где мотель находится, Винчестер не знал – сам он приехал меньше часа назад и первым делом отправился топить собственные мысли, так и не определившись, будет ли вообще искать в городе ночлег. Заднее сиденье машины вполне подходило для этих целей – разве что всё тело наутро ныло, но в последнее время охотник делал так все чаще. В его положении, чем меньше следов за собой оставляешь, тем лучше, - Нет, я… - немного растягивая слова, специально, чтобы выгадать немного времени на продумывание ответа – с враньём и мгновенной импровизацией всегда было не очень, и брат в этих ситуациях спасал, моментально выдавая связную версию, - Путешествую. 

В принципе, всё даже верно. Побег – это тоже в какой-то степени путешествие.

- Девять часов за рулём, решил остановиться, отдохнуть, - уже уверенно добавил охотник, словно подкрепляя свою версию доказательствами и одновременно уводя тему в сторону, опасаясь вопросов «Откуда?» и «Куда?», которые могут быть заданы с целью поддержать беседу. Вот только выдумывать тут придётся уже по-настоящему, потому как конечной остановки у Винчестера не предполагалось, - Город, как вы понимаете, я не знаю, - признался парень, плавно выезжая на дорогу, - Так что показывайте, как ехать.

Свернув в указанную спутницей сторону, Сэм оторвав взгляд от дорожного полотна, покосился в сторону девушки:

- Скарлетт? – осторожно произнёс охотник, окинув ту взглядом и пытаясь оценить её состояние, после чего вновь переключив внимание на дорогу, - Если будет тошнить – скажите.

+2

6

Приглушенный свет ночных огней неспешно замелькал перед глазами Скарлетт, едва машина тронулась с места. Голова продолжала кружиться, но ведьма старалась не поддаваться слабости организма. И вместо того, чтобы прислушаться к первым звоночкам неизбежно наступающего похмелья, девушка повернулась к своему новому знакомому.
- Интересный способ отдыха после столь длинного пути,, -  иронично проронила она, пряча лукавую ухмылку. - Ты явно не ищешь легких путей.
Да, вероятно, не стоит фамильярничать с тем, от кого веет опасностью. И уж тем более пытаться шутить. Конечно, тут можно было бы во всем обвинить влияние алкоголя, вот только и на трезвую голову Джеймсон творила разного вида бестолковщину – от покупки лотерейных билетов до попойки с первокурсниками, от попыток приобщиться к сообществу медиумов до сделки с демоном... Перечислять можно долго.
Так что, уж если за время их общения эго парня все же даст трещину от ее неуместных шуточек, и ведьма огребет по своей блондинистой голове - это не будет чем-то из ряда выходящим вон. 
- Мотель в четырех кварталах отсюда. На север, - а потом, неуверенно прищурившись, точно стараясь рассмотреть мелкий шрифт с подсказками на лобовом стекле, как если бы они там были, девушка хмыкнула, - Нет - нет, все-таки на юг. Там у них еще такая синяя вывеска, изображающая не то холм, не то осьминога в коме.
Поводив рукой в воздухе, словно пытаясь изобразить того самого зверя на пальцах, Карли откинулась на спинку сидения, продолжая рассматривать молодого человека. Это у нее выходило лучше, чем наблюдать за дорожным полотном - приглушенный свет не бил по глазам, да и асфальт не расплывался унылым серым пятном под замутненным взглядом ведьмы. К тому же, освещаемое мягким отсветом приборной панели лицо ее спутника - Джеймсон могла бы назвать его немного суровым от сосредоточенности, но оттого не терявшее свою привлекательность - было гораздо интереснее окружающего их городского пейзажа, который она успела изучить за те пару дней, что прибывала в Рокфорде.
И вот странное дело - чем дольше Скарлетт находилась рядом с Сэмом, чем пристальнее следила за ним, тем меньше находила в нем тревожных предпосылок. Он был спокоен, вежлив, немногословен и не лез с расспросами. Быть может, зря она так его одним махом в маньяки записала? С другой стороны, кто знает, какими социализированными они бывают. Да и ее паранойя не всегда ошибается.
Вот только пока ведьма неспешно бродила по закоулкам своего разума, пытаясь составить логичную версию происходящего, ее задумчивость постепенно переходила в дремоту. Глаза начинали слипаться под тяжестью век - алкоголь свое дело знает. Сонливость хищной поступью подкрадывалось к незащищенному кофеином сознанию. И девушка даже не заметила, как тишина воцарилась в салоне автомобиля.
- Скарлетт? - тихий голос Сэма вернул ее к реальности. - Если будет тошнить – скажите.
Карли удивленно моргнула, а потом поняла, насколько странно сейчас выглядела. Прикрыв ладонью рот, она не удержалась и сладко зевнула.
- Извини. Все в порядке. - Отчего-то забота в голосе парня заставила ее смутиться, и девушка устало потерла щеку. А после, перевела тему, пока резонный вопрос "На кой черт пить, если не умеешь?" не всплыл в диалоге.- И можно на "ты", если не против. Кстати, раз уж ты недавно в городе, думаю, много не потерял. Скучный городок, коих десятки в нашей стране: интересных мест, людей или историй тут не найти, кроме, разве что той лечебницы, о которой болтал парень в баре, - задумчиво почесав макушку свободной рукой, ведьма продолжала болтать, надеясь, что это поможет ей взбодриться. – Но, серьезно, кто, если он в своем уме, ходит по таким местам? Какие-нибудь студенты, да охотники... - она осеклась, понимая, что ее малость занесло, и попыталась хоть как-то исправить ситуацию, добавив, - ... за острыми ощущениями. - А потом, не придумав ничего умней, свела все к глупой старой шутке. - Да, и еще всякие-разные фантомо-американцы.

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-01-18 00:01:18)

+2

7

Винчестер невесело улыбнулся, отрывая взгляд от дороги и приборной доски и бросая виноватый взгляд на Скарлетт. У него этот способ отдыха – единственный в последние три месяца. Ежедневно так отдыхает после очередного перемещения в очередной город. Кажется, это была попытка подколоть или поддеть его, но эффекта она не произвела – во-первых, подобным на протяжении всей жизни занимался старший брат, и у Сэма давно выработался иммунитет на подобное, а во-вторых… Было бы смешно, если бы не было так грустно. В конце концов, самому было не по себе от того, что происходит. Поэтому Сэм не подал вида, пожимая плечами – мол, ну да, какой-то так и признавая за попутчицей правоту. Надо было действительно что-то менять, но…как? Охотник и сам это понимал. Вот только попасть в Ад куда проще, чем выбраться оттуда – и в прямом, и переносном смыслах. И Сэм пытался из него выбраться, но Ад вцепился крепко и не думал отпускать. А может быть, ему только казалось, что он пытается, а на самом деле всё так же где-то внутри не хотел выбираться. В любом случае, от внимания Винчестера не укрылся тот факт, что Скарлетт проводила своё время точно так же, а неуверенность, с которой она себя вела, хватанув лишнего, говорила сама за себя. Собственно, он и решил-то помочь ей по большей части потому, что она действительно казалась человеком, попавшим не в свою среду – на просто добрые дела Сэма уже не хватало. Даже с простой охотой тот завязал, некоторое время, покидавшись на всё, что движется, пытаясь отомстить и забыться в работе, получив пару новых ранений, но в целом успешно чуть уменьшив количество зла в мире. Успокоился и сконцентрировался на главном.  Но, разумеется, акцентировать внимание на том, что иных способов отдыха не может найти, очевидно, не только он, Сэм не стал.

- Нет, конечно, не против, – пожал плечами Сэм, - Да я и не собирался здесь задерживаться, завтра поеду дальше. Хм, - неопределённо протянул он, слушая болтовню блондинки, но, не сводя взгляда с дороги. Надо сказать, Сэм давно уже заметил, что одиночество влияет далеко не благотворно и сам видел, как проводя дни и ночи в компании дороги и алкоголя, похоже, вообще начинал терять коммуникационные навыки, но вместе с тем, в последнее время, когда подворачивался шанс с кем-то поговорить, был не только не против, но и использовал возможность. Правда собеседником оставался так себе, но, как и сейчас, вполне довольствовался тем, что говорит, в основном, кто-то другой. Охотник же просто пытался поддержать, даже если это был трёп ни о чем из уст не слишком трезвой девушки, которую он сейчас высадит у мотеля и…и пока он сам ещё не решил, куда направится. Может быть, даже нарушит традицию и не станет возвращаться туда, откуда забрал Скарлетт. В любом случае, от присутствия кого-то рядом становилось спокойно, - Что? – пытаясь одновременно слушать о городе и думать о своём, Сэм обернулся к девушке чуть резче, чем должен был. В голове мешались собственные мысли с чужой болтовнёй, но слово «охотники» моментально встало в один ряд с упоминаемой лечебницей. Впрочем, тут же оказалось, что это просто случайность.

- И ты… - поворачиваясь к дороге, осторожно начал охотник, - Веришь в подобное? По-моему, всё это – глупые легенды, - увереннее добавил он. Не дай Бог Скарлетт понесёт куда-то туда в поисках тех самых ощущений – от неё, учитывая историю их знакомства, этого можно было ждать, а ведь место-то действительно может быть не просто заброшенной лечебницей – кому как не Сэму, повидавшему пару сотен таких мест и перевозившему в багажнике машины целый арсенал, это знать. Словно в ответ на забавное совпадение и упоминание его работы, шевельнулся инстинкт охотника, который, помимо всего прочего, диктовал и попытаться оградить, - Но, знаешь, там и правда может быть опасно. Вроде, я слышал, что такие места любят сектанты. Да и вообще старое здание может быть аварийным. Даже если кто-то правда там и пропадал, то, думаю, причина в чём-то таком. В общем, я бы туда не полез. Фантомо-американцы? – фыркнул, уводя тему подальше от лечебницы – быть может, Скарлетт выкинет мысли о ней из головы, но шутку – или что это – он действительно не понял. Частенько Сэм обнаруживал, что не понимает обычных людей, порой разговаривающих фразами из разных фильмов и прочих продуктов массовой культуры, и понимал свою абсолютную темноту в этой теме, поэтому он не удивится, если Скарлетт сейчас покрутит пальцем у виска. Тем временем впереди показался нужный им отель – и, наткнувшись глазами на ту самую вывеску, Сэм притормозил на парковке недалеко от дверей.

+2

8

И все же, люди прекрасны в том, чтобы отчаянно избегать правды, если она не поддается привычным объяснениям. Они столь наивны в сглаживании нестыковок в фактах, и оттого потрясающе виртуозны в самообмане, - только бы не столкнуться с тем, чего не смогла бы объяснить ни одна официальная наука. Может оттого так легко верят слухам и россказням, зовущимися "официальной версией".
Скарлетт часто размышляла о том, какой была бы её жизнь, родись она в самой обычной, нормальной семье. И приходила к выводу, что скорее всего, даже не обратила бы внимания на что-то подобное тому госпиталю. Решила бы, что это просто глупая шутка для увеселения туристов.
Вот только судьба распорядилась иначе: в архитектурные заморочки, сатанистов и сектантов она не верила, как в первопричину. Серьезно, если люди пропали именно там, то почему не нашли даже трупов? Старые стены, конечно, опасны, но сами по себе тела людей в себя не впитывают.
Да, и знавала ведьма парочку сатанистов. Вполне неплохие ребята, растили себе травку, рисовали на стенах, внося свой вклад в уличное искусство, да поклонялись рогатому, толком не понимая, на кой овощ Сатане их поклоны. Чем-то даже напоминали Карли разочарованных жизнью хиппи, если бы не приносили в жертву кроликов. (Вечно ушастым бедолагам перепадает, что за жизнь-то).
- Верю ли я? Это, конечно, вопрос, - Джеймсон задумчиво оглядела Сэма, размышляя над тем, как бы убедительнее выкрутиться. Ведь в сущности, одно дело верить, а другое - знать. Но говорить об этом все равно не хотелось. - Вообще-то, вместо всяких призраков я бы предпочла инопланетян. Ну, знаешь, синяя полицейская будка вместо летающей тарелки, симпатичный парень в кедах, путешествия по планетам, а не как в "X-Files" - трупы, похищения, да рыжая агент ФБР в перчатках у прозекторского стола. - Потому в ход пошел старый добрый метод прикинуться наивной болтушкой и перевести тему.
Тем временем, образ ее спутника, что так быстро сложился в первое мгновение, начинал расслаиваться, как детская аппликация под действием воды. Внимательность, проявленная по дороге, теперь обычная болтовня и старания предупредить об опасности... Паззл перестал складываться. Конечно, из Скарлетт тот еще знаток человеческой натуры, но тут дело было в чем-то другом. И эта мысль назойливой мухой крутилась в голове, не желая отступать.
Зависнув на этой мысли, девушка поймала себе на том, что пристально и неприкрыто рассматривает парня. Что и говорить, любопытство ее не знает границ. Как и чувства элементарного такта.
- Прости, я немного рассеянная. - Чтобы хоть как-то оправдать этот взгляд а-ля "мне не хватает только лупы", она неловко улыбнулась. - В смысле, не только сегодня - это вообще один из моих "талантов", - иронично фыркнув, Карли покачала головой, - но сегодня я просто в ударе. - И вспомнив, о чем спрашивал брюнет, вполне простодушно добавила, - А, кстати. "Фантомо-американцы". Дурацкая шутка моей сестры, она... вроде как фанат всего, что касается призраков. А я со временем начала это ненавидеть, и просила не говорить слово на букву "п". Вот она и придумала, как обойти мою просьбу и продолжить донимать меня историями.
Несмотря на плохо скрываемую грусть в голосе, рассказать эту правдивую деталь оказалось на удивление легко. Хотя обычно для Скарлетт разговоры о Кэрри отзывались глухой болью в сердце и наворачивались слезы от тоски по дому.
Это было странно для нее, пусть девушка и не хотела это замечать. Видимо, сейчас проще было списать это на благоприятное действие алкоголя в крови, а не на целительное свойство простой беседы двух незнакомцев.
К тому же, в ведьме, видимо, проснулся обычный человеческий интерес к ее новому знакомому. Пусть она и продолжала прикрывать это бессовестное вмешательство в жизнь Сэма заботой о других.
И решив, раз уж не может раскусить его здесь и сейчас, да и он не проявляет инициативы, по крайней мере, маньячной и пугающей, стоит продлить знакомство и посмотреть, что из этого выйдет.
- Спасибо. - Карли осмотрела уже знакомую ей синюю вывеску мотеля, чьи огоньки хаотично мигали в сумраке ночи, угрожая спровоцировать приступ эпилепсии у какого-нибудь бедняги. - Сэм, а знаешь... Не сочти за наглость, но, я подумала, раз бар оказался паршивым, а пить сегодня в одиночестве мне совсем не хочется, может, составишь мне компанию? - Страдальческий тон вышел комичным, и девушка не удержалась от полуулыбки. А потом, посмеиваясь, добавила, - Могу пообещать, что не стану пытаться тебя совратить.

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-01-20 01:18:32)

+2

9

Сэм не мог назвать себя хорошим психологом. Подбирать нужные слова в определённые моменты он умел, а вот с остальным... Какое-то время назад Винчестер совмещал в себе недопустимую для охотника доверчивость с уверенностью в том, что в любом человеке можно отыскать что-то хорошее, а при правильном подходе - ещё и убедить действовать в заданном русле. Пока Дин вывел для себя аксиому "Монстр, пока не доказано обратное", Сэм принимал решения, руководствуясь противоположным "Человек, пока не доказано обратное". Конец оказался немного предсказуем. То, что подход является ошибочным, показал нож в спину - выражаясь буквально. После своей же смерти от руки того, кого добить не поднялась собственная, Винчестер стал осторожнее, но было уже поздно. Собственно, добавилась только осторожность, но благие мотивы в чужих поступках он выискивал с завидным упрямством. По принципу "Верь, но спиной не поворачивайся". После смерти же брата, общение Сэма с кем бы то ни было вообще свелось к уничтожаемому минимуму и было, скорее, случайным и вынужденным - персонал мотеля тут, полуночный собеседник в баре там, впрочем, последние - сугубо под настроение, которое случалось нечасто, - и проблема отпала сама собой. Или нет? Когда за тобой гонится пара сотен демонов, тащить незнакомого человека в свою машину без проверки святой водой - верх неосмотрительности. И Сэм уже успел об этом подумать, пока попутчица всё так же непринуждённо болтала. Видимо, вопрос попал на подходящую почву и взошёл очередными рассуждениями, вызвавшими на лице охотника усталую улыбку. Прекрасно отдавая себе отчёт в своём почти полном неумении чувствовать подвох, Винчестер стал запоздало, но приглядываться к собеседнице и пытался оценить, насколько всё происходящее может быть подставой вроде истории с Мэг. И, чем больше об этом думал, тем сильнее становилась подозрительность. Но Скарлетт действительно казалась просто много болтающей милой девушкой. Одинокой - о чём говорила бутылка виски, выбранная ею в качестве компании перед уходом - и попавшей в беду. Впрочем, не так ли всегда и бывало? Это и есть те самые два рычага, на которые проще всего было надавить. Когда всю жизнь находишься среди зла - того самого, что многолико и обманчиво - довольно сложно в определённые моменты допустить мысль о том, что существует мир, который никакого отношения к этому злу не имеет.

- Всё в порядке, - уверенно произнёс Сэм, в принципе, понимая, что имеет в виду Скарлетт, но при этом не зная, что добавить, чтобы это было расценено правильно. Заглушив мотор "Импалы", напоследок громко рыкнувший, охотник дослушал рассказ попутчицы, не почувствовав привычного внутреннего ворчания, которое обычно вызывалось тем, что люди по незнанию лезут туда, куда лезть совсем не стоит. Правило "Если долго всматриваться в Бездну, она начнёт всматриваться в тебя" здесь срабатывало как нельзя точно и повышенный интерес к миру сверхъестественного рано или поздно вызовет ответный. Но, во-первых, было довольно сложно обьяснить обычному человеку, почему интересоваться подобным не рекомендуется, а во-вторых в последнее время Сэм воспринимал всё как-то достаточно...отстранённо. Поэтому только оценил изобретательность и фантазию сестры Скарлетт, - Знаешь, то, чему уж точно научил меня мой брат - это, если хочешь, чтобы тебя перестали чем-то донимать, ни в коем случае не проси об этом. Нежелательно даже делать недовольный вид.

Голос зазвучал так же отстранённо. На самом деле, Сэм просто не успел сообразить, в какую сторону его неожиданно понесло, и пожалел об этом. Общение с людьми на любые темы, ни о чём, помогали отвлечься от мыслей о Дине. Это стало помогать после того, как Винчестер по большому счёту смирился: единственное, что ему доступно в этой ситуации - месть. Но помогла лишь до тех пор, пока беседа сохраняла тот самый оттенок "Ни о чём". И, пока и так всё вокруг напоминало о семье: начиная машиной и заканчивая болтавшимся под футболкой на шее амулетом, заводить об этом разговоры было не лучшей идеей. Чтобы пауза вышла как можно менее заметной, Сэм поспешил последовать за ходом мыслей новой знакомой: - Хорошо, - абсурдность и непринуждённость шутки подкупили, вызвав ещё одну улыбку. Похоже, это был стиль общения Скарлетт, с которой на удивление было... Тепло. Есть такой тип людей, которые с первых минут умеют вызвать у окружающих ощущение, будто являются старыми знакомыми, легко переходят на "ты", легко находят, что и как рассказать. Этакое панибратство, но не отталкивающее, в хорошем смысле. Разговоры на отстранённые темы не вызывают ощущения раздражения и бессмысленности, обычно свойственные не то, чтобы общительному Сэму. А в последнее время - так особенно. Это было забавно, это давало отклик и вызывало улыбку на лице. За последние десять минут больше раз, чем это происходило в предыдущие три месяца, - Но, если честно, единственное, что я бы тебе посоветовал сегодня ещё пить - это чай. Идём, - сказал охотник, выходя из "Импалы".

- Раз уж сегодня я оказался в мотеле, сниму комнату на тот момент, когда ты проиграешь битву с "Джеймсоном", - уже на улице добавил Сэм, доставая из багажника дорожную сумку и закидывал её на плечо, стремясь своей фразой вернуть беседе шутливый тон. Впрочем намерение снять комнату было вполне серьёзным: ну в самом деле, не пристраиваться же рядом, когда Скарлетт сморит сон. Охотник открыл входную дверь, пропуская внутрь Скарлетт. Разумеется, он помнил о недавно пришедших в голову  подозрениях, но капля святой воды в виски их развеет. Бояться ему нечего: недавний инцидент в Техасе показал: противостоять оному демону он способен, задержать пару – вполне, а о том, что на его след вышли, неплохо было бы знать. Сэм протянул сонной девушке за стойкой регистрации документы.

- Комнату на двоих, мистер… - принимая поддельный паспорт и разворачивая его на нужной странице, начала та. И тут до Винчестера дошло, - Джоэл Миллер?

Очевидно, попытка угодить, обратившись по имени и полунеформально. Вот только для Сэма, представившегося Скарлетт реальным именем, это было совсем не к месту. Охотник бросил быстрый взгляд на спутницу. Секундная пауза. Попытка понять, заметила ли нетрезвая девушка обращение администратора к Сэму и обратила ли внимание на несоответствие имён. Сейчас простое недоумение на лице Скарлетт вкупе с вопросом «Какой ещё Джоэл?» может вызвать немалые проблемы.

- Нет. Одиночную, - на опережение вставил Винчестер, стараясь сохранить невозмутимый вид и мысленно коря себя за недальновидность. Не сообразил. Бывает. Вот только ошибка из разряда имеющих неприятные последствия.

+2

10

Джеймсон никогда особо не разбиралась в людях. Не то, чтобы она была из тех, кто судит только по обложке, нет.  Однако заморачиваться насчет всяких тонкостей вроде осторожно сменяющих друг друга интонаций, взглядов и прочих психологических штучек ей не приходилось. 
Но внезапно зазвучавшую отстраненность в голосе Сэма, едва стоило ему заговорить о брате, Скарлетт не смогла пропустить мимо ушей. Тон его речи, что мгновенно резанул слух девушки, и то выражение лица парня - о, это было слишком знакомо, чтобы не заметить, - эта застывшая маска обманчивого спокойствия, под которой люди обычно прячут далеко не радостные чувства. 
Что-то произошло в его жизни, что-то хреновое, отчего то самое до тошноты знакомое Джеймсон гнетущее ее на протяжении вот уже двух лет чувство зашевелилось, словно клубок растревоженных змей. 
Случилось что-то, о чем точно не стоит спрашивать или продолжать тему, - ведьма была готова поспорить на собственную душу, пусть та уже и так отдана под залог.
Но было мило и, - если б Карли могла быть честной с самой собой, - весьма приятно видеть, что парень все же не растерял альтруизма. Его внимательность и забота оказались именно тем, чего не хватало девушке все это время - оттого, сохранявшая до этого времени настороженность, она ослабила оборону, позволив себе искреннюю улыбку.
- Думаю, мы сможем выиграть эту битву вдвоем, - поддерживая шутливый тон беседы, Скарлетт проследовала вслед за Сэмом.
И войдя, почти не слушала, о чем он разговаривал с девушкой у регистрационной стойки. Однако стоило сонному голосу служащей отеля произнести незнакомое до этого момента имя, витавшая в облаках до этого момента Карли едва заметно вздрогнула.
- Джоэл Миллер?
Негромко произнесенное имя разрушило всю магию дружественной атмосферы.
Непринужденная болтовня по пути в мотель заставила проникнуться доверием к парню - ах, как мало надо, казалось бы, привыкшему к одиночеству человеку. Но сейчас, словно получившая хорошего пинка от самого мироздания, ведьма, вернув прежнюю подозрительность, хаотично соображала, на кой черт честному парню фальшивые документы.
Вот только то ли поддавшись глупой вере в нормальный мир, то ли не рассмотрев все варианты, Джеймсон даже в голову не пришло, что тот симпатичный незнакомец (Карли сильно сомневалась, что он представился и ей настоящим именем), что мог оказаться кем угодно - не только каким-нибудь маньяком, но как охотником, так и самым жутким ночным кошмаром этого города. И при любом раскладе - жди беды.
Ведь ведьмы для обеих сторон, как бельмо на глазу - казалось бы, нечисть, но все еще с человеческой душой. Так что, по скромному мнению Джеймсон, они не были порождением тьмы - скорее уж полумрака. Но одно она усвоила четко - их своеволие, сродни кошачьему, бесит всех. Так что, кем бы не оказался в этой картине мира ее новый приятель, нельзя вновь потерять бдительность.
Поймав на себе быстрый взгляд Сэма - или Джоэла, черт его разберет, - девушка старалась сохранять спокойствие, не подавая вида, что подловила его. Но невозмутимость, с какой парень продолжил тот короткий диалог с девушкой-администратором, отчего-то просто взбесила Карли. И прикрыв ладонью очередной зевок - весьма наигранный, но кто заметит? - она сонно пробормотала:
- Ну что, идем? - И вытащив ключ из заднего кармана джинсов, добавила, - Тринадцатый номер. Видимо, таким счастливчикам, как я, другие номера не достаются. 
После чего кивнула по направлению к временному жилищу, приглашая проследовать за собой, и неспешно поплелась, стараясь не шаркать ногами.
Дорога к комнате была недолгой, но для Джеймсон показалось, что прошла вечность, прежде чем они оказались перед дверью ее скромных апартаментов.
Храбро войдя в темноту, изрешеченную мелкими лучами фонарей, чей тусклый свет просвечивал сквозь пыльные гостиничные шторы, она на ощупь нашла выключатель на стене, после чего помещение осветилось приглушенным светом маленьких лампочек, вкрученных в потолок.
- Располагайся, путешественник, - бросила она, краем глаза осторожно наблюдая за своим гостем, после чего прошла к бару, где стояли стаканы - и где по удачному стечению обстоятельств, уходя, она оставила фляжку со святой водой. Взяв тару с церковной жидкостью в руки, открутив крышку, она почувствовала себя немного увереннее - по крайней мере, готовой к неожиданным поворотам событий.
- Ты же понимаешь, что тебе придется это как-то объяснить, мистер Джоэл Миллер? - Произнесла Карли абсолютно трезвым голосом, в тоне которого угадывались саркастичные нотки. Видимо, напряжение, таившееся до этой минуты, подействовало на ведьму неким целебным образом. А подкрадывающаяся головная боль напоминала о расплате в виде похмелья. Но сейчас было не до того - обстоятельства требовали собранности и быстрых решений. - Без обид.
Потому, чтоб уже наверняка знать, чего ожидать, она щедро плеснула водой из фляги Сэму прямо в лицо. Решив, что если она ошиблась, пусть уж лучше он посчитает Джеймсон сбежавшей из психушки, чем потом она вдруг обнаружит, что ее новый приятель - один из тех постоянных обитателей Ада, чьи актерские способности смогли задурить ей голову.

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-02-04 00:04:20)

+2

11

Пока девушка-администратор заканчивала оформление нового постояльца, Сэм бросил ещё один осторожный взгляд на Скарлетт – только один, чтобы не привлечь лишнего внимания своей нервозностью, – но, кажется, девушка ничего не заподозрила. Впрочем, отделаться от нехорошего ощущения у него так и не вышло. Слишком уж провал был явным. Но, возможно, дело было в усталости, опьянении или общей рассеянности Скарлетт? Не создавала она впечатление серьёзной особы, скорее, вечно летающей где-то в облаках. А ещё – почему-то – имеющей кучу проблем от этого. Но блондинка не влезла в разговор, не выглядела растерянной или недоумевающей, а совершенно не проявляющей заинтересованности в происходящем между Сэмом и администратором диалоге. Ладно, допустим. Если так подумать, что нормальной жизнь среди охотников зовётся именно у тех людей, которые могут себе позволить не быть постоянно начеку. Расплатившись с невольно подставившей его девушкой и забрав документы вместе с ключом от своего номера, Винчестер кивнул Скарлетт. Судя по протяжному зевку, битва с алкоголем ею была проиграна уже, даже до начала второго раунда. Ну и славно. Честно говоря, сейчас Сэм был даже благодарен обстоятельствам, подтолкнувшим его к тому, чтобы сегодня не напиваться. Сейчас незадачливую путешественницу сморит, и он тоже попытается заснуть. Почему-то начинало казаться, что даже получится.

- Это, смотря, в какой стране жить, - следуя за Скарлетт, произнёс охотник и убирая поддельный паспорт вместе с ключом в карман, - В Японии, например, нет суеверий насчёт числа 13. Зато там не любят 4. Даже домов, квартир  и этажей нет – за третьим сразу пятый. Произносится созвучно со словом «смерть». А ещё 9, потому что созвучно со словом «боль». А в Китае – 4 и 13 по той же причине. Знаешь, почему 13? Потому что в сумме 1 и 3 дают 4, - постаравшись выбросить из головы мысли о вот-чуть-не-случившемся-провале рассказал Винчестер.

Перешагнув вслед за хозяйкой порог номера, охотник остановился возле двери, пока Скарлетт включила неяркий, как и во всех недорогих мотелях, свет и направилась вглубь комнаты. «Располагайся». Сэм хмыкнул. Чувствовать себя свободно на чужой территории – даже если формально она не принадлежала никому из присутствующих здесь – он начинал далеко не с первых минут, и предложение расположиться сбило с толку ещё сильнее. И пока охотник нерешительно топтался возле порога, Скарлетт вновь оказалась рядом – совсем другая. Вовсе не та нетрезво и по-детски непосредственно болтающая девушка, которую он забрал из бара с полчаса назад. Резкие перемены в окружении, какими бы они ни были, заставляли рефлексы реагировать даже раньше и быстрее, чем мозг в полной мере осознает перемену. Сэм успел видеть только за замах из-за спины девушки – слишком плавный для удара, но заставляющий охотника выбросить вперёд руку в попытке закрыться. Удара не последовало.

Холодные капли стекали по лицу к подбородку, собираясь и падая на пол под ногами. По куртке расплывались темные мокрые пятна, местами пропитывая и её, и ткань футболки. Сэм поднял глаза на Скарлетт. Это что, была вода из фляги? Такой знакомый жест. Охотник вытер ладонью лицо, стряхивая воду с кожи. Не делая резких движений, чтобы не провоцировать новые недопонимания. Впрочем, мозг уже включился в работу и, размотав клубок предшествующих событий, ухватился за причину, а так же осознал, что тут только что произошло. Что сказать. Очевидно, новая знакомая в действительности была внимательнее, чем надеялся Сэм. И – что тоже очевидно – была не так проста, как он неосмотрительно решил.

- Услышала, да?
– зачем-то спросил Сэм, - Спокойно. Я всё объясню, - добавил он, стараясь игнорировать собственный же внутренний голос, с вызовом произнёсший «Ну, попробуй», - Сэм. Меня зовут Сэм, - стараясь говорить как можно убедительнее, начал охотник, спуская с плеча на пол сумку и ещё не зная до сих пор, что, собственно, собирается говорить. Пока уверенности полной, стопроцентной в том, что это действительно то, о чём он подумал, у Сэма не было, поэтому с ходу объявлять гордо Скарлетт « Я – охотник» он бы не стал. Но она не подняла шум на ресепшене, поэтому можно было хотя бы попробовать разрешить ситуацию, - Винчестер, - немного поколебавшись, сказал Сэм.

Вообще заявлять о том, что ты – Сэм Винчестер, уже давно является непростительной глупостью и неосмотрительностью. Даже если ты это делаешь шёпотом и вообще сам себе. Но, во-первых, если Скарлетт – ну, вдруг! – все-таки принадлежит к охотникам, скорее всего, это хоть что-то ей, да скажет. Среди своих приветствие «А, так вы – сыновья Джона», которое они с Дином слышали практически от каждого охотника, недавно сменилось на «А, те идиоты, которые открыли Врата Ада?». В общем, что Джон Винчестер, что его сыновья успели наделать шума в среде – и пусть даже шум, в основном, повествовал о проблемах, которые семейство генерирует на свои и чужие заодно головы, зато среди немногочисленных охотников практически все о нём хотя бы слышали. Ну а во-вторых, даже если и нет – то назвать своё полное имя будет попыткой восстановить потерянный кредит доверия. Ну, или хотя бы разойтись тихо, - Я знаю, какие мысли приходят в голову, когда человек видит парня с фальшивыми документами. Да – документы не настоящие. И с такими, чаще всего, ходят плохие люди. Но… - Сэм запнулся, пытаясь сформулировать мысль не двояко, - Я не…

Ага, да. «Не плохой»? Может, начать с того, что и не человек?

- Не причиню тебе зла, - охотник показал пустые раскрытые ладони, - Скрывать имя меня вынуждают... обстоятельства. Я не преступник и не в розыске. Знаю, что так сказал бы любой, но я готов тебе это доказать отсутствие у меня плохих намерений в отношении тебя тем, что сейчас возьму сумку, сяду в машину и уеду. Но после того, как ты ответишь мне на вопрос: почему ты плеснула в меня водой?

С равной степенью вероятности Скарлетт могла оказаться и просто девушкой, пострадавшей от демона и знающей, чем им давать отпор. Ну, или всё это было недоразумением.

+2

12

Чувствуя, как холодные капли святой воды стекают по дрожащей руке, отчего нестерпимо хотелось встряхнуть конечностью и избавиться от неприятных ощущений, Карли мирно бросила металлическую емкость с водой на кресло, перед этим защелкнув крышку. Никаких тебе душераздирающих криков, черных глаз или дыма не последовало… Что ж, хоть не демон, и то радость. Сейчас она точно не была готова столкнуться нос к носу с одним из них.
Но расслабляться все же было рановато. Опасливо наблюдая за тем, как Сэм осторожно кладет дорожную сумку на пол, ведьма медленно отступала назад, словно ожидая резкого удара, пока не уперлась в спинку стула, стоявшего у деревянного старого стола, такого же обшарпанного, как и его собратья во всех дешевых мотелях.
Но к удивлению девушки, молодой человек лишь представился. Вновь. И оставалось лишь надеяться, что в этот раз истина из его слов не улизнет.
- Винчестер, - на автомате повторила Джеймсон за гостем, кивнув не то в знак того, что поняла, не то приветствуя.  – Как жесткий диск?.. – Но после чего осеклась, решив, что замечание было не по существу. Да и, если уж на чистоту, было что-то лицемерное в том, чтобы устроить разборки с парнем о его фальшивых документах, когда у самой фамилия содрана с этикетки от бутылки виски. Тут, как говорится, чья бы корова мычала.
Несомненно, личная безопасность оказалась важнее моральных принципов, ибо жить хотелось гораздо сильнее, чем быть гордой за свою честность. И вся эта история с фальшивыми документами оказалась отличным поводом докопаться до сути. Стоит ли говорить, что любопытство ведьмы могло быть удовлетворено без дополнительных уловок, хоть Карли предпочла стараться об этом не думать.
Но справедливости ради, раз уж видимых причин ожидать внезапного нападения не было, она решила, что стоит дать Винчестеру объясниться.
Остаток монолога Сэма девушка слушала молча, продолжая лишь хмуро следить за его движениями. Столь спокойный тон его речи и миролюбивые жесты наводили на мысль, что парень пытается успокоить ее, как успокаивают агрессивных маньяков. Не то, чтобы Карли была экспертом, но что-то такое о раскрытых ладонях она слышала, кажется, в одной из тех многосерийных детективных драм, что крутят по ночам кабельные каналы. 
А ведь еще совсем недавно ведьма сама считала его маньяком-извращенцем. Что ж, если так, то в этом было что-то ироничное. Любит Вселенная такие шуточки, что и говорить.
Конечно, могло оказаться, что Сэм просто заговаривает ей зубы, чтобы лишить преимущества, а Скарлетт, проникнувшись, не замечает чего-то очень важного, что было бы даже не удивительно. Но искренность, замеченная в его словах, впрочем, как и его поведение не давало ей поводов для капитальной паники. Хотя последующий вопрос и поставил ведьму в тупик.
«Хотела смыть ту маску спокойствия с твоего лица, что так меня взбесила», - первой мыслью было съехидничать, но девушка решила, что ситуация требует чуть большей серьезности, и сарказм не решит всех проблем. Хоть и, безусловно, облегчит душевные волнения.
- Я могу дать полотенце, - неуверенно предложила Скарлетт, стараясь потянуть время, чтобы придумать толковый ответ.
Стоит бы сказать, как есть - что ей терять? Пусть сочтет ее безумной девицей, шатающейся из города в город в поиске проблем на все свои конечности – и на этом их странное знакомство будет окончено. Карли не привыкать. Хотя, нельзя отрицать ощутимое ею разочарование таким завершением.
Во фляге была святая вода. –  Отрывисто проговорила ведьма.  – Слушай, я не сатанистка или что-то в этом роде, если что. – Добавила она, выдохнув. – Просто мне не везет на случайные знакомства. В последний раз, когда ко мне проявили интерес, все плохо закончилось. Мне едва не оторвали голову, при том, в прямом смысле. И они не были людьми, хотя выглядели вполне по-человечески. - Каждый раз говоря подобные вещи, ведьма чувствовала себя невообразимо глупо. И сейчас это ощущалось как-то особенно остро - видимо, обстоятельства располагали.
Сумасшедший дом какой-то. -  Тише проговорила Джеймсон. Последняя фраза прозвучала, как краткая рецензия на сложившуюся ситуацию. Хотя, если не мелочиться на детали, то и вся жизнь – тот еще приют для умалишенных. Но для столь глубоких философствований Карли была сейчас слишком трезвой.

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-02-13 04:04:05)

+2

13

Нет. Вряд ли она охотница. Глядя на Скарлетт, которая медленно пятилась от него назад, Сэм уже начинал понимать, что охотник на месте девушки следом, как минимум, провёл бы проверку подозрительного человека ещё солью, серебром, а для верности бы на мушку взял. На всякий случай, пока не выяснится, что инстинкты и предчувствие встрепенулись по ложной тревоге. Как правило, охотники в таких случаях рассчитывают дальнейшие действия, а у девушки какого-либо плана просто не было – кроме как встретиться своей спиной с неожиданной преградой, отрезавшей мнимый путь к отступлению. И любой охотник знает, что лучшая защита – это нападение, а, нападая сам, уже не оставляет возможности противнику на то, чтобы ответить. Пугать Скарлетт ещё сильнее он не хотел, потому старался вообще по возможности не совершать никаких движений. И так ситуация сложилась паршивее некуда. Привыкнув к путешествиям в одиночку и с братом, у которого у самого с десяток фальшивых имен, он просто не предусмотрел. Не звякнул ни один колокольчик, оповещая о том, что может обернуться такое привычное действие, как заселение в мотель, такими проблемами, как несовпадение имён. Да кто вообще мог предположить, что администратору придёт в голову обратиться к нему, прочитав имя в паспорте. И сейчас оставалось только идти на попятную, надеясь, что Скарлетт будет достаточно наивна для того, чтобы поверить в рассказы о загадочных таких обстоятельствах, вынуждающих пользоваться поддельными документами и даст хотя бы уйти, не вызвав полицию. Но в куда большую растерянность Винчестера поставило не поведение девушки, а её следующий вопрос.

- Э… - на секунду потерялся охотник, никак не ожидавший сейчас шутки. Да и шутка ли это вообще была? Дин тоже обожал в неподходящие моменты что-нибудь такое отпустить, вот только это не было похоже на попытку разрядить атмосферу. А вот Сэм решил за возможность ухватиться и, почувствовав, что Скарлетт пошла на контакт и, по крайней мере, отложила звонок в 911, попытался поддержать блондинку, - Ну, да, - миролюбиво пожал плечами, мол, как-то так, - Или как винтовка. Нет, не надо, спасибо, - охотник мотнул головой на предложение о полотенце – едва ли оно поможет, да не так уж он и промок. И вообще, несколько влажных пятен на футболке сейчас было последним, что беспокоило Сэма.

Скарлетт не была склонна к тому, чтобы поступать благоразумно – к счастью для Винчестера. Но на самом деле, ему нечего было от неё скрывать – ну, помимо того, о чём она сама не хотела бы знать. Поэтому приходилось выкручиваться, придумывать непонятные оправдания странному поведению и выражаться иносказательно – как и всегда. Врать он вообще не умел, поэтому единственным аргументом в подобном разговоре были честные глаза. Им он и воспользовался, встретившись взглядом с собеседницей, молча кивнув на признание блондинки и давая ей высказаться до конца. Такое он уже слышал…много раз. Сложно было представить, насколько трудно простому человеку признаваться в своей вере в то, что существуют вещи, которые общепризнанные знания объяснить не могут, поскольку даже сам охотник, всю жизнь находясь среди вот таких вот «не людей, но выглядящих по-человечески», каждый раз с трудом подбирал фразы, пытаясь объяснить что-то подобное другому.

- Нет, ты не сатанистка, - вздохнув, ответил Сэм, - Если уж на то пошло, то святая вода – вообще не сатанистский атрибут и используется для защиты. Я понимаю, о чём ты.

Можно было только восхититься отвагой – или глупостью – девушки, которая села с ним в машину, куда-то с ним пошла, пригласила составить компанию и вообще может себе позволить такие радости, как пойти в бар, если под рукой у неё находится фляга со святой водой. Впрочем, возможно именно здесь кроется причина состояния, в котором Сэм забрал её из бара: как пережитые события, так и обыкновенный страх могли служить поводом, чтобы напиваться. Что-то в этом было, помогало избавиться от мыслей, ни на секунду не покидавших голову – кому, как не Сэму это понимать.

- К сожалению, нет, - покачал головой Винчестер, - Всего лишь наш мир во всей его красе. В нём есть зло. Много зла. От одного зла помогает вот это, - Сэм показал взглядом в сторону отложенной на кресло фляги со святой водой, - От другого – нет. Но я знаком с разным злом уже много лет и знаю точно – не от всякого зла можно просто уйти, сбежать или откупиться. И для того, чтобы хоть когда-то тебе почувствовать себя в безопасности, нужно понять, почему ты с ним вообще столкнулась. Ты ведь не впервые поливаешь людей святой водой. Оно тебя не отпускает. Что с тобой произошло, Скарлетт? Возможно, я смогу помочь.

+1

14

Сэм был охотником - после его непродолжительной, но весьма проникновенной речи все стало ясно, как день. От нечисти таких рассуждений о зле ныне не услышишь – они более циничны по отношению к простым смертным и их когнитивному диссонансу после столкновения с миром во всей его сверхъестественной красе.
А этот парень старался успокоить, вывести на контакт Карли, было видно, как осторожно он выбирал слова. И если бы не напряженность сложившейся ситуации, ведьма могла бы сделать ставку на то, что ему не впервые приходится говорить с людьми о существах, живущих во тьме. Уж слишком выверенными шагами он продвигался, чтобы завоевать ее доверие, и так легко было - отчасти, даже хотелось - поддаться на эти манипуляции.
Скарлетт чувствовала, как холодеют ее руки. Она знала, что бывает с ведьмами, что открывали свою сущность охотникам – пусть даже с теми, чьи руки не были запачканы в крови, а она к тем уже давно не относилась. И мысль о том, что ей предстоит заговорить о том, что происходило последние два года, нервировала ее, оставляя свой глубокий след в виде чувства страха – страха стать загнанным зверем, пойманным в силки.   
Стоит признать, где-то глубоко внутри, ведьма давно поняла, кем является ее новый знакомый. Уж кого, а охотников ей доводилось встречать с самого раннего детства: хмурые персоны с фальшивыми документами, и в основном, одиночки, разъезжающие на машинах старого выпуска - таких в толпе несложно разглядеть, имея опыт. Но что-то заставило ее проявить безрассудность, ранее ошибочно принятую за храбрость, и, не обращая внимания на факты, поддаться любопытству, пригласив на свою территорию подозрительного незнакомца. Даже после того, как она отмела версию с маньяком, как ни крути, но Джеймсон хотела получить все ответы разом.
Вот только, как писал один известный британский автор, на все твои вопросы есть ответ, если ты хочешь его узнать, но едва ты узнаешь ответ, то не сможешь уже прогнать это знание. Скарлетт могла бы к этому добавить, что потом сам будешь не рад этому самому знанию.
Однако вопреки собственным мыслям, утвердительно покачала головой, вовлекая себя в диалог.
- Увы, не впервые, - подтверждая версию Сэма, ответила она, - Но я не поражена существованием нечисти, если ты об этом. Я в курсе о материальном проявлении зла, и созданиях, что живут в темноте. Все мое детство было пронизано рассказами о призраках, вампирах, полтергейстах… Больше, конечно, о призраках. Расти в семье медиумов, будучи совершенно обычной девчонкой, было совсем не скучно, уж поверь. – Грустно улыбнувшись, Джеймсон взглянула в полные искренности глаза Винчестера. Пусть и понимая, что это какой-то психологический маневр, она не смогла противостоять этой магии «щенячьих» глаз  – что и заставило девушку на секунду задуматься о том, что ее наивная вера в не безучастных незнакомцев все еще трепыхается.  – И о том, кто такие охотники, я тоже наслышана. Матчасть для «чайников» мной изучена очень давно. Но это не помешало мне накосячить. По крупному.
Наверное, глупо вот так рассказывать о себе едва знакомому человеку. Тем более тому, кто является солдатом воинственно настроенного лагеря по отношению к одному существованию таких, как она. Вот только сейчас все это стало аргументом к абсолютно противоположной идее – измученная то ли одиночеством последних лет, то ли усталостью от пряток со смертью, Скарлетт в действительности хотелось рассказать о том, что ею движет. Первый раз за долгое время у нее появился шанс объяснить причину всего этого безумия прежде, чем на нее откроют сезон охоты, и, словно матерые ищейки, жаждущие крови своей измотанной добычи, под звуки безжалостных щелчков от затвора дробовика, напоминающих отсчет последних минут до кончины, постараются прикончить ведьму.
Чувствуя, как стук сердца отдается гулкими ударами в ребрах, Карли, в тщетной попытке прогнать навязчивые видения паршивого развития происходящих событий, устало потерла щеку ладонью.
После чего нервно поправила ворот своей косухи, подняв его, словно броню. Такой уже привычный жест, что призван был придать ей смелости и отвлечь на себя внимание, позволяя выиграть несколько заветных секунд на раздумья. Вот только это не помогало. Учитывая то, что собиралась произнести, всего времени мира не хватило бы ей, чтобы придумать, как внятно рассказать о том, что произошло в ее туманном прошлом - в прошлом, которое привело ее в этот захудалый мотель невнятного городишки с несколькими тысяч таких же потерянных душ, как она сама.
- Мне поможет разве что чудо, Сэм. - Только и смогла ответить Джеймсон, чей голос был полон горечи. - Только хрен пойми какая сила сможет отменить тот контракт, что я умудрилась заключить на перекрестке. - Преисполненный фатализмом и скопившимся за все это время отчаянием тон ее речи резко контрастировал с той беззаботностью, что заполняла неловкую тишину в салоне "Импалы" по дороге сюда. Понимая, чем чревата такая перемена - спрятаться вновь за маской дружелюбного балбеса уже не удастся, к тому же, это было бы просто оскорбительно по отношению к умственным способностям молодого человека - ведьма все же продолжила, - Я была в панике, мало что знала о демонах и Аде, да и помощи ждать было неоткуда. Это прозвучит эгоистично, но я хотела жить нормальной жизнью, считала, что смогу... Даже уехала, поступила на юридический, - Саркастичная усмешка вышла печальной, отчего Карли недовольно поморщилась, но смогла продолжить, - Но вся эта тьма не спрашивала, чего я хочу, она просто пришла. И если бы я просто сбежала - снова - моя старшая сестра и мама были бы мертвы. Я не жалею о том, что сделала, - и понизив голос, добавила, - Просто мне страшно перед тем, что будет, и тем, что происходит со мной сейчас.
Скарлетт ждала, что ее затопит привычная волна стыда от того, что говорит о прошлом, от того, что признаётся в собственных слабостях, как это было обычно. Это было так непривычно, но, к своему удивлению, девушка почувствовала облегчение. Пусть и парадокс ситуации вновь возник на горизонте событий - желая понять, что движет Винчестером, Карли сама оказалась, как на ладони, пусть и не раскрыв своих карт до конца. Видимо, правду говорят, дерьмо этой жизни притягивает своих пострадавших друг к другу.
- Так что, в конечном счете, ты прав, Сэм, от этого не сбежать. Но просто так этим сукиным детям я не дамся, - Прежняя уверенность и сила духа понемногу возвращались к ведьме, и лукавый блеск в ее глазах не заставил себя ждать. - Ведь как оно говорится, стоит продолжать драку, пока можешь. - После чего, желая немного разрядить атмосферу, шутливо хмыкнула, - Того смотри, за эти семь лет все-таки смогу научиться чему-нибудь, стрелять толково, например.
Понимая, что беседа давно перешла из разряда враждебного допроса к дружелюбному диалогу, жестом пригласила присесть. И не дожидаясь ответа, сама поудобнее усадила свою пятую точку на стул, чувствуя усталость в ногах, вызванную не то длинными прогулками, не то эмоциями. Джеймсон, несомненно, хотелось спросить в лоб - уже не любопытства ради, но справедливости, зная многие охотничьи истории - что его - не похожего на всех тех, кого ей приходилось встречать ранее, толкнуло в суровые объятия столь нелегкого образа жизни. Но побоявшись потерять и без того зыбкое доверие излишней прямотой, девушка, вглядываясь в лицо Винчестера, зашла с другой стороны, - Все же, что ты тут, в этом пыльном городке, делаешь?

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-02-19 01:21:14)

+1

15

Едва произнеся последнюю фразу, Сэм мысленно себя одёрнул. Рассуждать о помощи кому-то другому в его случае было бы странно. С другой стороны, если так подумать, едва ли есть охотники, занявшиеся этим делом из чистого альтруизма. Все они приходят к помощи другим только когда помочь себе уже никак не могут – терять нечего, «как раньше» уже не будет. Наверное, поэтому сам Винчестер и не видел никаких причин идти по стопам отца и становиться охотником на нечисть – до тех пор, пока семья не стала единственным, что у него осталось. И если уж жить по нормальному самому дальше не получится, всё, что можно было сделать – это попытаться дать такой шанс другим. Вопрос тут был скорее в том, готов ли он собраться и снова заняться охотой. В последнее время багажник «Импалы» открывался лишь затем, чтобы взять из него дорожную сумку с необходимыми для жизни вещами. Работа для охотника находилась всегда – достаточно было открыть новостную сводку. Иногда даже обходилось без этого, и на сверхъестественные случаи охотники натыкались сами – вот как сегодня, в баре. На самом деле подобного – везде и всюду, и чем больше знаешь о многогранности мира, тем больше подобных вещей привлекают твоё внимание. Вот только единственное, чем теперь занимался Винчестер – это истребление целенаправленно демонов с предварительными расспросами о том, что касалось Лилит и возможностей вернуть человека из Ада. Ответов он не получал. Лилит боялись настолько, что предпочитали любую смерть тому, чтобы хоть слово сказать о ней – тем более, Винчестер не был изобретателен настолько, чтобы всерьёз пугать демонов расправой. К тому же, убить демона означает убить и его сосуд. Поэтому Сэм ограничивался изгнанием. И это злило. Очень. Фактически, ничего он противопоставить не мог, и всё, что оставалось – изгонять их туда, где им самое место, пользуясь тем, что демонический телекинез и прочие излюбленные черноглазыми штуки на него больше не действовали. Что же до непосредственно семейного дела – его Сэм оставил, а случайно попадающиеся на глаза случаи вроде услышанного сегодня разговора охотник просто игнорировал. Но, уже приняв в жизни Скарлетт пусть небольшое, но участие, Винчестер предложил помощь раньше, чем задумался над тем, а в состоянии ли он вообще кому-то помогать. И нет, не пожалел о вопросе, но слышать самого себя в этот момент было более чем странно.

Сэм коротко кивнул, слушая историю Скарлетт, попутно делая свои выводы из того, что говорит собеседница, и мысленно возвращаясь к трёпу ни о чём в машине – как ему тогда казалось. Признаться, всерьёз он его не воспринял, а рассказ о шутке сестры ему показался следствием увлечения последней чем-то таким, что к реальным призракам отношения не имеет. Ну, такое тоже случается. Множество людей просто верят в подобные вещи, хотя никогда с ними не встречались, и цепляются за любые мелочи, которые могли бы стать подтверждениями их убеждений. Но…семья медиумов и сестра, которая увлекается настоящими призраками? Девушке, которая была не такой, как родные, можно было только посочувствовать и ощутить при этом какую-то глухую тоску. Коммуникативные способности Винчестера, которые раньше  позволяли разговорить и успокоить практически любого, сейчас были не в лучшей форме, но Скарлетт всё равно принялась рассказывать. И сейчас казалось, что девушка, которая ехала с ним в машине, пьяная и беззаботно болтающая, изображающая осьминогов в коме, рассуждающая о полицейских будках, летающих тарелках и Бог ещё знает, о чем, и Скарлетт сейчас – разные люди. Поразительно много может скрываться за чужим легкомыслием и непринуждённостью, стоит только копнуть – и проваливаешься с головой в пучину всяческих проблем, которые составляют для кого-то всю жизнь. А правду в таких случаях говорят в шутку – точно так, как сегодня вечером делала и Скарлетт, и сам он. Наверное, любое отношение человека к миру сверхъестественного, прививает вот эту вот черту – если и болтать о чём-то таком, то будто бы не всерьёз, храня всё это, как тайну, и просто зная, что рассказать что-то подобное ты не вправе ни близким, ни случайным знакомым потому, что невольно втянешь во всё это другого человека. Живя с таким бременем, как знание об изнанке мира только, остаётся нести его самому, но в действительности даётся это так непросто, что стоит только спросить – и тебе выкладывают всё.

Однако успокоить Сэму девушку было совершенно нечем. Слова Скарлетт прогремели похоронным звоном. Охотник чуть заметно вздрогнул – правда оказалась неожиданной, а ещё отозвалась каким-то щемящим чувством вперемешку с горечью, словно напоминание об ошибках собственных, о жертве брата. Сразу же волной накрыли собственные воспоминания – те самые, от которых Винчестер пытался отгородиться. Даже история была практически идентичной – во всяком случае, люди, как правило, заключают какие-то сделки далеко не ради родных, но ради собственной выгоды, не осознавая до самого конца – пока не начнут мерещиться отголоски Ада, пока не начнут видеть то, что скрывается за завесой – что пресловутая «душа» - не просто красивая фигура речи, а Ад действительно существует. И тогда уже становится поздно. Но Скарлетт всё понимала уже сейчас – благодаря своему знакомству с тем, о чём многие и не догадываются. У неё впереди были годы и, хотя Сэм до конца не верил, что у неё хоть что-нибудь получится – имея за плечами поражение в борьбе за чужую душу и имея тогда, как охотник, на успех куда больше шансов, чем обычный человек, лишать её надежды он был просто не вправе. Винчестер всеми силами пытался скрыть эмоции, которые вызвал у неё рассказ девушки и отогнать от себя все мысли о собственном прошлом и в итоге, несмотря ни на какие усилия, попавшем в Ад брате. Возразить здесь было нечем: от этого не сбежать. Ни успокоить, ни придать уверенности, ни подсказать направление. Бэла Талбот перед самой своей кончиной успела сказать братьям, у кого находятся все до одного контракты. Но назвать Скарлетт имя Лилит означало отправить девушку на верную смерть, намного сократив ей отпущенное время. С демоницей не смогли справиться трое охотников и демон – ну какие здесь шансы у обычной девчонки? Сэм на секунду закрыл глаза, делая глубокий вдох, чтобы совладать со всем тем, что обрушилось снова так внезапно, стараясь сделать это как можно незаметнее. Одно из главных правил работы охотника – все свои эмоции необходимо оставлять в стороне и уметь взять себя в руки.

- Странно, - негромко прокомментировал слова Скарлетт Сэм. Что именно включал в себя контракт, Винчестер решил не уточнять. Это было не так важно. Голос звучал, словно чужой, но, по крайней мере, спокойно, - Почему они за тобой гоняются? Ни разу не слышал, чтобы они трогали тех, кто заключил контракт, - вопрос предназначался не девушке – самому себе, чтобы проанализировать ситуацию. Давалось это, прямо скажем, непросто. За Дином, конечно, после заключения контракта охотились, но и Дин не был обычным человеком, - Раньше их почти не было на Земле, - продолжил рассуждать он, не то рассказывая Скарлетт и отвечая на свой же вопрос, не то просто обращаясь к пустоте для того, чтобы получше уложить это в голове, - Чуть больше года назад кое-что произошло. Несколько сотен демонов вырвались из Ада, но… - охотник, хмурясь, покачал головой, так и не сочтя это разумным объяснением тому, что девушка плеснула в него святой водой, словно ждала, что за ней придёт демон, и не раз вскользь сказав об этом. Продолжая думать об этом, Винчестер прошёл вслед за Скарлетт вглубь номера, сев на стул напротив. Та, в свою очередь, пыталась храбриться, как могла, хотя сложно было представить, насколько ей страшно. Даже Дин признался в своём страхе перед тем, что его ждёт, и в этом их со Скарлетт было нельзя упрекать. Мысль об этом снова едва не всколыхнула едва улегшиеся эмоции, но Сэм вовремя себя остановил, на этот раз куда успешнее оставив личностные переживания в стороне и абстрагируясь от своей ситуации теперь уже полностью.

- Я… - охотника, всё ещё занятого мыслями о контракте Скарлетт, вопрос поставил в тупик, - Ну, я охочусь, - пожал плечами, - Или убегаю. Не знаю. Всё сложно. Вкратце… - Сэм нарочно протянул последнее слово, пытаясь решить, стоит ли говорить об этом или нет, - Я ищу одного демона и скрываюсь от его своры. По иронии судьбы это демон – держатель контрактов. Но это ещё не всё. Я охотник уже очень давно. В то время, когда я был ещё слишком маленьким для того, чтобы охотиться самостоятельно, я искал информацию для других, - специально обойдя такие детали, как то, что «другими» были отец и брат, произнёс Сэм, - Став старше – начал сам. Я много знаю обо всём этом, но… Я не знаю, как убить то, что я ищу. Мои знания об этой…твари, - кажется, голос остался таким же спокойным, а на лице не дрогнул ни один мускул, - Заканчиваются на том, что против неё есть только два оружия. И одно из них недоступно потому, что находится у самого демона, а второе может и не сработать.

Решив, что на этом информации для Скарлетт достаточно, Сэм вернулся к теме. Всё это время, что говорил о себе, охотник пытался сообразить, что же делать с девушкой. Заверив о своей попытке помочь, просто оставив в стороне её историю он уже не мог. Но и решения для лично её спасения у него не было. На данный момент.

- Стрельба тебе не поможет, - резко сменил направление Винчестер, - Пентаграмма – сильный защитный знак. Что угодно: кулон или даже рисунок, - словно в подтверждение своих слов охотник оттянул ворот футболки вниз, показывая этот самый знак, набитый после одержимости, - Вариантов много, но хватит пятиконечной звезды, заключённой в круг. Приезжаешь на новое место – рисуешь её у входа, на полу, закрыв чем-нибудь, или на потолке. На окна – черту из соли. Не знаю, как они ведут себя теперь. Но проще их не подпустить к себе, чем отбиваться, тем более, святая вода причинит боль, но не остановит, - зная, как прозвучат для девушки следующие слова, Сэм вздохнул, - Адские псы, которые приходят по истечению срока, не могут переступить линию из соли или могильной земли, но сдувают их дыханием. Запомни растение: галега виргинская. Оно их отпугивает.

Винчестер сам до конца не верил в то, что говорил. Ничего – и в этом они уже убедились сами – не остановит адских  псов, если те придут. Но обрушивать эту правду на человека, который настроен бороться, охотник не мог. Впрочем, позитивных мыслей на этот счёт у него тоже не было. Поддержать он не пытался, как и снять розовые очки с блондинки одной-единственной фразой: «Своё они всё равно возьмут». Сейчас он просто рассказывал то, что знал сам и, раз уж выбрал именно эту линию поведения, нужно было довести её до конца, тем более, что кое-что хорошее он сказать всё-таки мог.

- Не буду успокаивать. Это плохо. Но впереди достаточно времени, это главное. Я не могу обещать тебе этого самого чуда, не знаю, поможет это или нет, но я не успокоюсь, пока не убью демона, о котором шла речь. Считается, что должно помочь.

+2

16

Было так непривычно говорить о том, что произошло и не чувствовать на себе этого уничтожающего последние крохи самоуважения осуждающего взгляда, которым обычно награждают идиотов, заслуживающих не то хорошего подзатыльника, не то премию Дарвина посмертно. Да, понятно, что заключение подобных сделок, в одну из которых вляпалась Скарлетт, происходят не от большого ума. Но эти колкие взоры уж точно делу не помогут.
Оттого Карли старалась избегать всех этих разговоров по душам, после которых чувствовала себя мусором на свалке жизни, начиная прокручивать сказанное раз за разом, мучительно выбирая каждый кадр памяти в поисках другого развития событий. А что, если бы она не строила из себя драматического героя, храбрилась, внимая голосу гордости, превратилась бы в себя нынешнюю – измученного дорогой изгоем? В действительности, был ли другой выход или сейчас ей хочется так думать?..
Вероятно, каждому из нас это свойственно. Но правда в том, что, когда падаешь в пропасть, поздно думать о том, был ли более безопасный способ подняться в гору.
Уже поздно было заниматься самобичеванием, занимая голову прошлым, стоило подумать о том, как двигаться дальше, позаботиться о том, чтобы завтрашний день был не просто хорошим – для начала, неплохо было бы, если бы он просто настал. В перспективе же, если ведьма позволит себе раскиснуть, ее будущее было таким же многообещающим, как у мухи однодневки.
И все же, скрываясь от людей, избегая личных разговоров и более близких контактов, Джеймсон ходила по мученическому кругу. До конца не понимая этой простой истины, она была удивлена, что маленький диалог принес душевное облегчение.
Пусть ее рассказанная история была неполной, некоторые подробности Карли умышленно опустила, возблагодарив Вселенную, что Сэм не стал вдаваться в мелкие детали, ибо она знала, чем заканчиваются признания в том, что ныне черная магия стала родной, а врать толково на эту тему девушка еще не научилась. Но было чертовски приятно с кем-то поделиться, и, наконец, набраться мужества признать свой страх вслух.
Текущий диалог настраивал на приятельскую атмосферу, даря ощущение безопасности. Но стараясь не терять преимущества в случае чего, ведьма наблюдала за тем, как хмурится Винчестер, рассуждая, анализируя ситуацию. Отчего немного напряглась, услышав следующий вопрос.
- Не уверена, - ответила она, пытаясь скрыть правду, отводя тему разговора как можно дальше от предмета контракта, - но, видимо, им не нравится, что я ищу лазейку в контракте. Понимаю, что сама нарвалась на неприятности, выискивая ответы, но я не могла просто смиренно ждать конца. Теперь так и живу, руководствуясь правилом всех параноиков: "Отсутствие явной погони - еще не причина, чтобы не бежать", - криво усмехнувшись, девушка пожала плечами.
Хвала небесам, охотник продолжил рассуждения, не вопрошая более, только пытаясь совместить все факты воедино – на мгновение Карли вообразила, что слышит, как вертятся маленькие шестеренки в мозгу парня, раскладывая все детали дела по полочкам. Сдерживая глупый смешок от столь нелепых мыслей, она успела ухватить интересную, уже знакомую ей деталь.
Немногим больше года назад Джеймсон все еще кружила по Чикаго в поисках информации о демонах и их контрактах, - помнится, в тот год ее оптимизм еще не был столь потрепанный цинизмом реальности – именно тогда ходил слух среди охотников, что какая-то бестолочь открыла Врата Ада. Карли не придала этому особого значения, ее мысли были заняты иным, но шум и возмущения по этому поводу врезались в память. Теперь же этот обрывок воспоминания нашелся как раз кстати, пусть и новость была уже неактуальна.
Но прервать Сэма девушка не посмела, продолжая слушать, почти не замечая за собой, что снова бессовестно разглядывает собеседника, правда, в этот раз, не как противника, пытаясь выискивать слабости или ожидая нападения.
Однако слова Винчестера о том, что он ищет того самого держателя контракта вернули ее внимание к диалогу. Чувствуя себя, словно под светом тюремных прожекторов, Карли хмуро насупилась.
Размышляя о том, что же в его словах пробудило ее беспокойство, она пропустила важную деталь, способную подловить парня на укрывательстве фактов  –  если бы только ведьма расслышала, как он говорит о демоне в женском лице, возможно, наконец, стала бы задавать правильные вопросы.
Суматошная мысль в ее голове закрутилась, как винтажная карусель с лошадьми – как он, обычный охотник, собрался выловить этого бенефициара, если даже имени демона не знает? Да и на кой черт ему это все?...
Хотя стоило признать, у Сэма был хоть какой-то план действий, и это ровно на один больше, чем у нее имелось. В ее бесконечном полном тьмы тоннеле наконец-то забрезжил свет – пусть даже чисто теоретический.
Велико было желание позволить этой соблазнительной надежде увлечь за собой в мир светлого позитивного мышления, но Карли не могла, это было бы непозволительной роскошью.
Да и последующие слова Винчестера только подтвердили ее уверенность, что все не обойдется малой кровью – драки за человеческие души не избежать.
Джеймсон была благодарна охотнику за его честность, за то, что не стал утешать умирающего, пытаясь приукрасить неприглядную действительность. Это было бы просто невыносимо – ведьма-то знала, что едва придет ее смертный час, игра закончится. Ничто не заставит Адских псов прервать свою охоту, в этом не было сомнений, - и, пытаясь отгородиться солью, спастись еще чем, – это только продлит и без того затянувшуюся агонию, в окончании которой Гончие все же настигнут свою добычу.
- Спасибо, - Скарлетт благодарно кивнула. – За все. – Хотелось сказать, что утешать ее – самое последнее дело в сложившейся ситуации, хотелось снова скрыться за броней безмятежной девчонки, отпустив какую-нибудь шутку, но язык просто не поворачивался. – Я понимаю, что все эти способы защиты не столь надежны, как хотелось бы. И когда придет мое время - уловки вроде могильной земли или ведьмовской смеси мне не сильно помогут, - Стараясь быть спокойной и сосредоточенной, чтобы не наговорить лишнего, да и не пускать грусть в голос, она продолжила. - Если я могу чем-то помочь, сделать хоть что-то, что поможет найти демона,  - Джеймсон со всей серьезностью, на которую только была способна, произнесла, - я хочу в этом участвовать. Знаю, возможно, тебе есть что возразить - что может сделать девчонка вроде меня? Может быть, тому самому демону и ничего, но я готова помочь хотя бы в поисках, - вздохнув, она перевела взгляд на карман куртки, в коем смарфон назойливо жужжал о наличии уведомлений, - В любом случае, сидеть и ждать, пока за мной в очередной раз придут… Неважно, кто: демоны, люди, другая какая нечисть. К черту это, Сэм. Я так больше не смогу, - очертив круг ладонью, указывая на помещение, - это сведет меня с ума раньше, чем я отправлюсь драить котлы. 
Чувствуя раздражение от продолжительного звука вибрации на телефоне, Карли одним движением вытянула надоедливый девайс из кармана. Но заметив, что пришедшие уведомления о новостях в местной газете, задержала взгляд на экране, бегло читая заметку.
- Что ж, но пока я все еще тут, хочу утром взглянуть на этот странный домик Каспера, - не уточняя, где именно "тут" - на Земле или в более локальном варианте - Скарлетт показала Сэму экран смартфона, где заметка из "Рокфорд Вью" вещала о пропаже еще двоих местных горе-студентов, отважившихся посетить лечебницу-знаменитость. - Слишком много людей пропадает вникуда, и думается мне, это само собой не прекратится. Если не хочешь идти, я не настаиваю. - Подняв ладони в миролюбивом жесте, Джеймсон улыбнулась. - Но от компании я бы не отказалась.

+2

17

Многим известна истина: меньше знаешь – крепче спишь. С одной стороны, всё познаётся в сравнении, и проблемы, считаемые большинством людей серьёзными, на фоне некоторых проблем других,  на деле окажутся обычными неурядицами. Основная масса всего того, что принято называть словом «проблемы» не стоит даже внимания. Здесь работает отличный способ проверки, стоит ли ситуация того, чтобы о ней беспокоиться: обычный вопрос к самому себе «А будет ли это важно для меня через год», отделит неурядицы от проблем так же точно, как лакмусовая бумага – кислоту от щёлочи. Ну, неужели хоть кто-то стал бы переживать из-за банальных житейских передряг, зная, что есть среди живущих на Земле те, кто обречён на вечность в Аду? И, хотя понятие Ада, как и понятие вечности, весьма размыты, а человеку до попадания туда представить, что там ждёт, невозможно. Но образ Ада неплохо представлен в массовом сознании, хотя почему-то кажется, что в действительности это место – совсем другое, для того, чтобы попасть туда не слишком-то хотелось. Что же до вечности – её можно представить при желании. Всему когда-то приходит конец. У вечности конца нет. Возвращаясь к вопросу: нет, едва ли кто-то бы переживал. С другой стороны, куда проще считать увольнение с работы, ссору с другом, измену жены – проблемой, чем знать, что темноты стоит бояться не только из-за уличных хулиганов и риска потерять сумку с парой сотен долларов и телефоном. Мир делится по бесчисленному количеству критериев: мужчины и женщины, верующие и не верующие, совы и жаворонки, мясоеды и вегетарианцы, включая деление на тех, кто сдаётся на очередном отколотом обычной жизнью номере и тех, кто продолжает бороться даже, когда обстоятельства сильнее, шансов практически нет, а финалом станет вечность в Бездне. Звучит красиво и пафосно, если бы не настолько отвратительной была бы такая жизнь, бесславной – смерть и ужасным – тот бесконечный временной промежуток, начинающийся с последнего удара часов, возвещающего о конце. Сэма, успевшего обдумать историю, бросало от возмущения к сочувствию. Буквально недавно пережив приход Адских псов за братом и до сих пор не будучи в состоянии заснуть, не затуманив сознание алкоголем, охотник держался, чтобы не пояснить девушке о том, что же такое на самом деле – когда кого-то ждёт Ад из-за тебя. Останавливало только то, что Скарлетт в своей истории не остановилась на том, сколько известно её семье, да здравое мышление, понемногу возвращающееся к Винчестеру и подсказывающее, что судить за такие поступки он не вправе, он – никто и блондинке, и её сестре с мамой, и его не спрашивают. И всё же подавить неприятное щемящее чувство было непросто. В то же время, несмотря на извращённость способа самоубийства, выбранного девушкой, чисто по-человечески её нельзя было не жалеть.  В достаточной мере хлебнув того, что такое остаться одному, даже самостоятельно прогулявшись уже до перекрёстка, Сэм мог её и понять. Вполне. И, объективно, желание найти выход в то время, когда у многих опускаются руки, в то время как она сама понимала, насколько это сложно, если вообще возможно, внушало симпатию и желание ей помочь.

Если бы только Сэм знал, как.

Нет, последней попыткой, отчаянной и самоубийственной была их прямая стычка с Лилит, которой они не только ничего не добились, но и Сэм не сложил голову вслед за братом лишь потому, что волею Ада же на него убийственный свет высшего демона не действовал. Не имея иного выхода, братья бросились грудью на амбразуру и проиграли, что было отличным примером: даже самая отважная, граничащая со слабоумием борьба в некоторых случаях заканчивается поражением. Не всегда хватает веры, не всегда хватает одного лишь желания жить и спасти другого, иногда обстоятельства просто-напросто оказываются сильнее, и ничего не сделать. Однако у Скарлетт было то, чего не было у Винчестеров: время, что, порой, оказывается важнее превосходства. Это давало ей возможность выкарабкаться. Сэм неопределённо пожимает плечами – честно говоря, не так важно, почему девушку преследуют демоны, поэтому он соглашается с её предположением, не вдаваясь в мысли о том, насколько они похожи на действительность и принципы, которых придерживаются черноглазые. В конце концов «демоны» и «принципы» - вообще слова, похожие на антонимы. Никакого ответа тут может и не быть, либо он сокрыт так глубоко, что без кучи смертей до него не докопаться.  Винчестер знал, что рано или поздно он встретится с Лилит – вопрос будет лишь в том, готов ли он. Тогда, возможно, за Скарлетт по истечению оставшегося ей времени никто не придёт. Или придёт, что будет говорить о противоположном. Но вот сейчас, в данный момент, помочь ей он не мог ничем, кроме как объяснить девушке самые простые правила. Если её преследуют, то самое большее, что может сделать она – это выжить, попытаться протянуть подольше. Благодарность вызвала только невесёлый, тихий смешок. Всегда не особо приятно получать такие слова, когда сам ты лично ничего не сделал, да и вообще не факт, что сделаешь. Спрашивая о том, что случилось с девушкой, Винчестер никак не ожидал получить от неё историю о контракте, услышать которую был не готов что в плане составления плана выхода из неё, что – чего уж там – моральном. Всё это было всё ещё слишком. Мало того, что никакой уверенности в своих возможностях у него не было, и охотник прекрасно понимал, что либо отомстит, либо отдаст в попытках жизнь и тут вероятность примерно одинаковая, так ещё и… Вся эта ситуация, начиная контрактом и заканчивая попытками сделать хоть что-нибудь, чтобы не сойти с ума от ожидания, словно откидывала на несколько месяцев назад, заставляя снова ощутить это чувство безысходности и желание влезть на стену, а воспоминания были ещё слишком свежи. Слишком уж всё это напоминало Дина, который перед своей смертью стремился перебить побольше зла. Выслушав Скарлетт до конца, пока девушка переключила внимание на телефон, Сэм обдумывал дальнейшее поведение. Кажется, что блондинка в полной мере осознаёт, насколько она влипла, а поэтому вполне отдаёт отчёт в том, чем ей может грозить излишняя активность. Но всё же, всё же, всё же. Раньше, чем охотник пришёл к какому-то выводу на этот счёт, у него под носом оказался экран смартфона, на котором была открыта статья. Пробежавшись по ней взглядом, Винчестер вздохнул.

- Зачем тебе это? – Сэм поднял взгляд на блондинку, встречаясь с ней взглядом, - Знаешь, вот этим студентам, что пропали там, в каком-то смысле повезло. Ни один человек, который добровольно лезет в такие места, не знает, что его там ждёт. Все эти легенды…те, кто в них верит – они туда не полезут. Ребята, скорее всего, хотели пощекотать нервы, но не думаю, что они хотели встретить то, что их там ждало. И это, конечно, ужасно, но до того, как им не посчастливилось пойти на глупый спор, поддаться жажде найти себе приключений, они жили, не зная обо всём этом, могли спокойно спать. Ты же, зная, насколько безумен этот мир… Зачем? Слушай, Скарлетт, - не желая в этот момент видеть девушку – и чтобы девушка видела его – Сэм потёр рукой лицо, имитируя такой жест усталости, - Я не могу сказать, что понимаю тебя на сто процентов, но отчасти – точно могу понять. Понимаю твоё желание сделать хоть что-то, не буду тебя отговаривать, даже расскажу, на что нужно обращать внимание и как ты можешь поспособствовать в поисках. Но ты должна понимать, что тебе в первую очередь нужно выжить. Никто не будет разбираться в том, что по контракту у тебя ещё семь лет, даже если тебе просто упадёт на голову кирпич. Некоторые легенды придуманы развлечения ради, некоторые имеют под собой почву, иногда они даже кажутся полным бредом, но при этом соответствуют действительности. Идти туда может быть опасно в любое время суток. Ты это понимаешь? - спросил он, снова поднимая глаза на собеседницу. Каждый, конечно, распоряжается тем, что у него есть, как считает нужным, и Сэм ничего не сможет сделать с горе-авантюристкой, если та пожелает отправиться навстречу приключениям. Но охотник надеялся, что своим монологом сумеет её отговорить. Никто не знает, что там на самом деле происходит, но новые пропавшие говорили о том, что не всё с этим местом так просто.

+1

18

Выводя разговор на мысль о новом деле в городе, Джеймсон никак не думала, что Сэм попытается ее вразумить, попыться отговорить лезть в здание с предполагаемыми призраками. Характерно, что было в его словах что-то до боли знакомое, Скарлетт была готова поклясться, что уже слышала подобные речи. И память услужливо выудила из потока воспоминаний одно весьма запомнившееся.
В тот знаменательный для девушки день, она, насупившись, собирала вещи, готовилась к отъезду в колледж, а над ухом, точно таким же наставническим тоном зудела старшая сестра.
«Зачем тебе это, Карли? – Кэрри всегда сверлила её взглядом, пытаясь смутить и обезоружить от любых аргументов непутевую сестрицу. И усевшись по-турецки в кресле напротив, она не сводила глаз с Рейнольдс-младшей. – Ты так много знаешь о мире, в котором мы живем, ты могла бы помочь многим людям, оставшись со своей семьей. Вместо этого ты, очертя голову, несешься прочь, где нет ничего, кроме пыльных библиотек, лживых обещаний и снобов в профессорских очках. Твоя жизнь стоит большего».
Иронично, да? Сбежать в мир нормальных людей и вернуться – казалось бы, круг замкнулся. Но вот снова ведьма встречает непонимание её выбора. Так какого же дерзкого овоща она лезет туда, где ей наверняка оторвут голову?
По большому счету, с этим была проблема - Скарлетт не знала, как объяснить то, чего она сама до конца не понимала, зачем ей вся эта беготня. Для того, чтобы занять себя хоть чем-то полезным в ожидании финала, чтобы окончательно не сойти с ума, или это неуверенная попытка заглушить чудовищное прожигающее каждую клетку ее нервной системы чувство вины о содеянных преступлениях после того, как обрела этот проклятый небом дар?..
Джеймсон  пыталась сформулировать четкую логичную цепочку из объяснений, чтобы донести общую мысль до охотника, но пока что выходило, прямо скажем, так себе.
- Войны не выигрываются в один день, уж не мне рассказывать тебе об этом.  И пока ты гоняешься за большой адской шишкой, люди продолжат умирать, - и будут, чтобы мы не делали, - покачав головой, ведьма не сводила глаз с охотника, ловя себя на мысли, что пользуется тем же приемом, что и Кэрри. - Но уже не в таком количестве, как если бы мы просто забили на все эти потери. Эти ежедневные бои не приблизят ни одного из нас к основной цели, но уберегут других от той судьбы, что выпала нам, - сосредоточенность и твердость, с коими была произнесена последняя часть фразы, удивила даже саму девушку.
И затем, она добавила то, о чем никогда предпочла бы не говорить, и уж тем более не винить других в своих проблемах. Но так долго копившаяся злость требовала выхода, норовя, так или иначе, проявить себя. - Знаешь, я никак не могу перестать думать о том, что если бы охотники – те самые, что приходили в наш дом за помощью, - сделали хоть что-то, вместо того, чтобы повторять мантру «Беги, Карли, беги!», я бы не оказалась сейчас здесь, подозревая незнакомцев в самых страшных грехах и плеская всем подряд святой водой в лицо. – Не говоря уже о том, что руки ее не были бы запачканы в крови охотников, и ничьи жизни ведьмовская сила не сломала. Но об этом Скарлетт предпочла тактично промолчать. Вместо того, она вернулась к прежней теме. – Потому, я не могу больше быть тем, кто знает, что происходит, но при этом, просто сидит и наблюдает, как гибнут люди, у которых был шанс на нормальную жизнь.
Раньше, до того, как опасность нависла дамокловым мечом над ее семьей, Карли никогда не задумывалась над тем, что однажды решится спасать людей от нечисти. Будучи уверенной, что выбрала верный путь – путь человека, решившего стоять на страже закона – девушка даже не допускала мысли, что вернется в этот потаенный от обывательского взора мир и по-настоящему захочет встать между обычными людьми и теми, кто прячется в темноте. 
В общем-то, до этого момента она и не хотела, изо всех сил сопротивляясь собственной природе, будто живя наперекор словам старшей сестры. Она просто бежала из города в город, как мышь, услышавшая опасный щелчок мышеловки, оповещающий  о приближении старухи с косой.
Но если от демонов можно попробовать скрыться, то от другого источника проблем деваться попросту некуда - переезжая с одного места на другое, все равно берешь с собой себя.
И какое-то время, смиренно наблюдая за происходящим в городах, Скарлетт пыталась оставаться невидимкой для всей, пока не поняла, что бездействие и малодушие убьет ее быстрее пресловутого демонического удара.
- Так что, в этом и дело, Сэм, - вкрадчиво проговорила она, и еще никогда не была столь уверена в своих словах, чем сейчас, - я знаю, что могу выйти отсюда, - Джеймсон небрежно махнула рукой в сторону входной двери, - и мне упадет на голову кирпич, я могу попасть под автобус или произойдет еще какая-нибудь тривиальная хрень, способная меня убить, - продолжая активно жестикулировать, Скарлетт посмотрела на Сэма. – И моя песенка будет спета. Но я хочу, чтобы этот путь был наполнен хоть каким-то смыслом, а не беспомощными трепыханиями задыхающейся рыбы, выкинутой на берег приливом. Даже если в конце случится то, чего я так боюсь, я хочу знать, что хотя бы попыталась сделать что-то хорошее, после череды всех тех ужасных вещей. – Упрямство всегда было характерной чертой женщин семьи Рейнольдс, и Карли не стала исключением. Пожав губы, она пристально рассматривала Винчестера, силясь понять, что движет охотником, отчего он столь упорно отговаривает ее от рискованных вылазок. И решив, что не знает ни одной причины, кроме банального альтруизма, продолжила, - Я признательна тебе за твое участие и советы, правда. После всего произошедшего, для меня это непривычно, но приятно. И потому мне важно, чтобы ты понял, почему я все равно продолжу, с твоей помощью или без.
Ей стоило произнести вслух то, о чем задумывалась, но не осмеливалась признать, как факт, ведьма почувствовала, что это не просто красивые, но пустые слова, брошенные в попытке убедить оппонента в наличии хоть каких-то зачатков разума в ее голове. Это голос того самого уголка ее души, что еще остался не запятнанным ужасами происходящего – не испачканный страхом и ложью, не оскверненный яростью, не поглощенный тьмой, исходящей от дарованной ей силы. Это давало надежду на то, что крайней мере, Карли все еще могла бороться за то, чтобы умереть человеком, а не созданием, чье отражение в зеркале вызывало у нее приступы тошноты.

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-04-13 23:26:29)

+1

19

Всех не спасти. Всегда будут те, к кому не успели охотники или успели, но прозевали, или чего-то не хватило, чтобы спасти. В конечном счете, каждый из охотников когда-нибудь не сумеет спасти себя самого: в том, что уйти из этого нереально, Сэм уже успел убедиться сам, если только всей твоей деятельностью, как охотника, не станет успокоение пары призраков – или даже пары десятков. Если встал на этот путь по-настоящему, перешел дорогу Аду – будешь вынужден сражаться всю оставшуюся жизнь. Штука в том, что придёт такой момент, когда ты проиграешь. Как, в конечном счёте, проиграл отец. Как проиграл Дин. Едва ли история знает таких охотников, которые закончили жизнь в своей постели, мирно, в окружении кучи родственников, детей, внуков, правнуков. Каждый из них когда-то уйдёт – вот так бесславно, захлёбываясь собственной кровью, вполне вероятно, что даже и не фигурально выражаясь, может, о кончине даже и знать никто не будет. Возвращаясь к озвученной уже истине, нельзя не сказать о том, что охотники приезжают, когда уже кто-то погиб, и работа-то, выходит, превентивна лишь отчасти и всегда, всегда будут те, для кого уже слишком поздно. И, если спокойно относиться к тому, что уже случилось, научились все, то каждый из охотников по-своему воспринимал свои неудачи по спасению тех, кого они взялись спасать. Кто-то, как тот же Гордон, во главу угла ставил именно убийство монстра, а не чужое спасение, кто-то помнил всех, кому мог бы сохранить жизнь, и не смог. В какой-то момент Скарлетт крупно не повезло. Как и всем тем, кто становился жертвами сверхъестественного. Не оказалось рядом охотника, который смог бы защитить их семью, для чего девушке не пришлось бы прибегать к контракту. И, пусть даже случилось это давно, а чем помочь девушке вот сейчас, на данный момент, Сэм не знал – если ей вообще можно было помочь – но её было жаль. Как и всех тех, кого не удалось спасти. С той разницей, что Скарлетт ещё была жива. Но они уже опоздали.

В одном девушка была права: в этой войне охотники никогда не одержат победу. Именно поэтому Сэм большую часть жизни и не видел в ней смысла. Истребить всё зло невозможно, спасти всех – невозможно. И никто не становится на этот путь забавы ради или из чистого альтруизма. Это только кажется, что сражаться в этой войне можно за чьё-то благополучие, за мнимое истребление зла, но в действительности ты дерёшься либо, когда зло пытается отобрать у тебя последнее, что ты имеешь, либо, когда оно уже отобрало у тебя всё. Поэтому…да, наверное, ничего удивительного в том, что в девушке проснулось желание хоть чуть-чуть изменить их мир, не было. Даже если она знала, что кардинально ничего не изменится. Тем более, если она знала.

Сэм никогда не хотел заниматься охотой ради самого по себе спасения чужих жизней – в конце концов, он сам в своё время бежал от этого. Жить вполне было можно, зная, что в темноте погибают люди – если не знать этих людей, не видеть их убитых горем семей. В первую очередь потому, что нечисть будет всегда, а собственная жизнь – одна. Но вот пройти мимо определённой, чужой беды, о которой знаешь – уже сложнее. Все эти случаи, то и дело попадающиеся на глаза – с необъяснимыми смертями, исчезновениями – проходили мимо, не находя никакого отклика у охотника, чей смысл существования заключался в мести белоглазой стерве, потому что все эти убитые и исчезнувшие были безликими, просто именами в статьях газет или Интернете, или на чужих устах. Сейчас же, глядя на молодую, красивую девушку, у которой была впереди вся жизнь, а теперь – только Адское пламя, пройти мимо оказалось сложно. Началось всё с ни к чему не обязывающего предложения проводить – без которого она, скорее всего, и справилась бы, и должно было закончиться тем же, но сейчас, увидев в Скарлетт чуть больше, чем легкомысленную болтушку, не знающую своей меры в употреблении крепких напитков, узнав её историю, Винчестер начинал ощущать что-то давно забытое, вроде ответственности? Да, наверное. К ней не успели. Её не защитили. Глупо было бы пенять за это на американских охотников или, тем более, ощущать в связи с этим вину, но, тем не менее. Учить её жизни Сэм не вправе – блондинка сама понимает, что и к чему. Попытка отговорить уже была. Безуспешно. Помочь ей в её беде он, во всяком случае, сейчас, не может. Но вот защитить Скарлетт, пока та находится здесь и пока Винчестер знает о её планах, он обязан. Пусть ей и не за что было злиться на охотников но, очевидно, она это делала. И, наверное, её можно было понять. Сэм не знал всей истории и не считал необходимым допрашивать, хотя оценка действий Скарлетт других охотников была негативной, в чём там дело, она не уточнила. Такая реакция была распространённым явлением и, узнав о том, что в мире существует зло и существуют борцы с ним, мало кто не считает последних виноватыми с виной и без неё. Как бы то ни было, как только их пути разойдутся, Скарлетт будет думать своей головой, а пока – уберечь блондинку от неприятностей, которые она скорее всего наживёт на свою голову в этой лечебнице – его обязанность. В конце концов, Сэм – тоже охотник, хотя и слегка об этом подзабыл, а однажды судьба девушки и так уже осталась без участия их братии.

- Мне жаль, - искренне ответил он на её тираду, направленную на обличение охотников. Действительно, жаль. Почти наверняка всех неприятностей Скарлетт можно было бы избежать, если бы на то, с чем она столкнулась, кто-то из них обратил бы внимание, - Но знаешь, какая самая главная ошибка в твоей ситуации? Действительно поверить, что, как ты выразилась, «драить котлы» - это всё, что тебя ожидает, - серьёзно и, по возможности, нейтрально заметил Сэм, строго глядя на собеседницу, - И вести себя так, будто тебе нечего терять. И прежде, чем ты окончательно настроишься на то, чтобы сделать это время, что у тебя есть, наполненным смыслом за счёт того, что ставишь себя под угрозу во имя абсолютно чужих тебе людей, вспомни о том, что у тебя есть семья. Прежде, чем решить, что тебе нечего терять, подумай о них. Если ты всё ещё так считаешь – подумай о том, что им, - Винчестер выделил голосом последнее слово, чувствуя не то возмущение, не то недоумение, - Есть, кого терять.

Охотник замолчал, стискивая зубы. В конечном счёте, каждый должен думать о себе сам – особенно, если знает, как оказалось, все нюансы своей ситуации. Но, как выяснилось, это было слишком личным для него самого. Спасать того, кто сам себя уже похоронил, хоть и пытается держаться молодцом и вообще – занятие глубоко бесполезное. И даже если окружающие разбиваются в лепешку, пока сам человек хоть на сотую долю перестает хвататься за жизнь – а именно этим была в действительности вся бравада с уничтожением зла «пока я ещё здесь», так знакомая Сэму – он обречён. Тема оставалась слишком больной, чтобы промолчать и на этот раз.

- Извини, - добавил Винчестер, успокаивать, но не чувствуя на самом деле никакого стыда за свои слова. Помимо закономерно поднявшегося со всей этой историей осадка собственных ошибок и утрат, подробности жизни Скарлетт в очередной раз подстегнули злость на белоглазую демоницу, в сравнение с которой праведное негодование на установку Скарлетт, конечно, не шло. У них всё ещё был общий враг и всё ещё они оба хотели её уничтожить. Но этот разговор нужно было сворачивать, - Если ты правда туда собираешься, я пойду с тобой. Давай.., - Сэм бросил взгляд на наручные часы и прикинул время, необходимое на сон – или, по крайней мере, на попытки заснуть, - В девять? – поздновато, конечно, но и час уже не ранний, - Встретимся на парковке. Спокойной ночи, Скарлетт, - произнёс он, поднимаясь со стула, после чего покинул номер, подхватив по пути свою сумку.

Оказавшись в стенах своего номера, охотник разделся и лёг на кровать, стараясь не думать о произошедшем разговоре: спать оставалось не то, чтобы много, а наутро предстояла работа – впервые за долгое время. Впрочем, может быть это и помогло на удивление довольно быстро провалиться в сон. С утра наскоро умывшись и одевшись, на всякий случай привычно прихватив с собой антидемонский нож, Винчестер отправился к условленному месту встречи.

+1

20

Все эти задушевные разговоры никогда Джеймсон особо не удавались. Карли была неплохим слушателем, но рассказчик из нее, скажем, весьма посредственный. Ей не нравилось то чувство, что оставалось после таких бесед – беззащитность и опустошенность, словно стоишь обнаженным в толпе тепло одетых людей.
Хотя, отрицать живительную силу людского участия и необходимости порой содрать с себя кору повседневных забот и тревог ведьма, при всем своем упрямстве, не могла. Это неплохо помогает рассмотреть все имеющиеся альтернативы и не заплутать в собственных сомнениях, если, конечно, сам желаешь прислушаться к этим советам со стороны.
Но в тот момент Джеймсон была неспособна. Все эти речи охотника касательно семьи казались особо нечестными и жутко возмутительными. А еще горькими, как докторская пилюля, и такими же действенными, как  пуля в лоб при сильной мигрени. 
Напомнив Скарлетт о том, что она все-таки не одинокий камикадзе на метле, коим она старательно пыталась притворяться, но еще сестра и дочь, Винчестер задел ее за живое. За то, что было в ней человеческое, не замаранное копотью гнева и эгоизма, не оскверненное черной магией и ведьмовской яростью – та самая часть, хранившая надежду вернуться домой, вернуть себе себя.
Но в водовороте всех событий изначальные мотивы покрылись пылью из страха и отчаяния, оставив о себе лишь призрачный отголосок, искаженный, словно отражение в кривом зеркале. Потеряв веру в себя, заменив славный оптимизм юмором висельников, ведьма сбилась с пути, считая себя уже потерянной душой, практически похоронив себя заживо.
Потому прикрываться лицемерным геройством было как-то спокойнее и, несомненно, гораздо приятнее, нежели в открытую заявить, что тебе страшно показаться пред взором людей, что любят тебя всей душой, страшно прочесть на их лицах разочарование и горечь от того, кем она стала.
И не допуская мысли, что они действительно ждут твоего возвращения домой – в место, где тебя примут любой. Быть может, зря она так?..
На какое-то мгновение Карли даже показалось, что ей отвесили хорошую ментальную оплеуху, напоминая о низости и малодушии в ведьмовских помыслах. Что оказалось весьма кстати.
- Тебе не за что извиняться. – Скарлетт слабо улыбнулась, виновато пожав плечами. Первоначальная злость, как мгновенная реакция на вмешательство в ее и без того беспокойную жизнь, улеглась. Кроме того, охотник был прав. Как в словах, так и в том, что это стоило произнести вслух. Кто-то должен был.
Но после этого стал очевиден факт того, что Сэм сильно эмоционально вовлечен в ситуацию с потерей кого-то близкого. Как и то, что он сильно старше Карли. Не годами, но жизненным опытом. Это чувствовалось с самого начала их знакомства, пусть ведьма и не придавала значения мелочам.
Но потворствовать своему любопытству и выискивать правду Джеймсон не стала. На сегодня было достаточно серьезных разговоров и взвинченных нервов. Завтра обещало быть и без того непростым.
Увидимся утром. - И, взглянув на старые настенные часы, усердно передвигающие секундную стрелку, благодарно кивнула, - Нам обоим действительно стоит поспать. Добрых снов, Сэм.
Однако, как известно, советы проще раздавать, чем им следовать. 
Едва входные двери захлопнулись,  девушка угрюмо скинула ботинки, стащила с себя одежду, и натянув чистую футболку, забралась на кровать, надеясь, что сегодняшний разговор забудется в череде сновидений.
Но сон, как назло, не шел, хоть ведьма и чувствовала усталость. И пролежав еще несколько часов в борьбе за отдых, ей все же пришлось признать свое поражение.
Понимая, что не сможет просто так лежать без дела, она встала. Выискав в дорожной сумке старую колоду Таро, карты которой производили впечатление переживших неслабое побоище, Карли разместила предметы на кровати. Усевшись рядом и скрестив ноги, она стала раскладывать незамысловатый пасьянс, не задавая картам вопросов, что было больше обычным развлечением, нежели колдовством.  Но и тот не задался – дважды ведьма начинала заново, но в конце упрямо оставались две фигуры: «Башня» и «Смерть».
Джеймсон нахмурилась, помня, что парой эти знаки не несут за собой ничего хорошего. Но Карли и не просила ни о чем.
- Иногда карты – это просто карты, - отмахнулась она, нервно собрав Таро обратно в колоду, и убрав от греха подальше. Как правило, паранойя еще никого до добра не доводила. Хотя, стоит признать, от смерти тоже не раз спасала.
Достоверны ли эти знаки в руках ведьмы, или выпавшие карты были нелепой случайностью, оплошностью по невнимательности  - Скарлетт не могла сказать точно, сомнения в собственных способностях не позволяли доверять внутренней силе. Хотя раскладывать карты вновь или занять себя чем-то подобным этой ночью желание отпало напрочь.
Откинувшись на подушку, рассерженная девушка наблюдала, как за окном лениво забрезжил рассвет. Солнечные лучи осторожно проглядывали сквозь дождевые облака, просвечивая то там, то здесь, точно любопытные соседи, подглядывающие в расщелины забора. Оставалось всего пара - тройка часов до встречи с охотником. И это немного нервировало.
Ведьма не совсем продумала, как будет обходиться без магии, а новый знакомый вряд ли проникнется уважением, если вдруг его блондинистая спутница устроит колдовское шоу. Но, как и всегда, надеялась на счастливый случай. К тому же, не к этому ли она стремилась – обходиться без особых способностей, стать ближе к нормальным людям?..
Собравшись с мыслями, ощутив некое подобие уверенности в том, что собралась сделать, Скарлетт все же встала, приняла душ и оделась. Несмотря на бессонную ночь, усталость отступила, и оставалось надеяться, что внешний вид девушки не выдаст нехватку отдыха.
Бросив ранее вынутые пожитки в сумку и закинув ту на плечо, Джеймсон вышла из комнаты, направившись к месту встречи, где ее уже ожидал Винчестер.
- Я опоздала? - удивленно повела бровью она, но потом смешливо добавила, - Доброе утро, в смысле. Готов навестить эктоплазменных ребят?
После чего, сев за руль "Камаро", ведьма завела мотор. Шины ее старичка приятно зашуршали по гравию парковки, а  августовское утреннее солнце неприятно ослепило взор девушки, словно лампа на допросе у строгого следователя.
Нацепив солнечные очки, Карли вела авто, огибая окрестные улицы, стараясь не отставать от винчестеровской "Импалы" и не потерять ее из вида. На удивление, город встретил их отсутствием пробок и заторов, благодаря чему дорога не заняла много времени - в конце трассы блестела металлическая крыша заветного госпиталя, обнесенного по периметру металлической сеткой с колючей проволокой и целой кучей пестрых табличек, воспрещающих проникновение на объект. Но кого они когда-либо останавливали?..

Отредактировано Scarlett Jameson (2017-05-11 01:21:58)

+2

21

Сомнения периодически преследуют, пожалуй, любого человека. Стороной обходят либо чересчур самоуверенных, либо глупых. Что, в принципе, можно назвать условно синонимами. Не любой глупец уверен в себе, а вот излишняя самонадеянность – однозначно признак. Особенно не к месту это когда от тебя зависит чья-либо жизнь. Поэтому, в тишине сонного утра дожидаясь новую знакомую с авантюристскими замашками, Сэм начинал сомневаться. И чем дальше – тем больше.

Да, случаи бывали разные. Случалось и так, что они с братом были вынуждены брать с собой кого-то, кто вообще не связан с опасным ремеслом, чьи представления о защите от мира зла на уровне «вампиры боятся запаха чеснока». Иногда чьё-то присутствие было необходимостью, а кто-то просто лез в пекло, проникнувшись какой-то романтикой неизведанности. Но как бы там ни было, это всегда был огромный риск, причём не только для неподготовленного участника, но и для самих охотников. Многие убийцы нечисти вообще предпочитают работать в одиночку: у всех возможны ошибки, даже у матерых профессионалов – коим Сэм не мог назвать ни себя, ни даже Дина, что уж говорить о девушке, бегущей от демонов, но даже своё временное пристанище не защитившей – а здесь любой промах может обрушить всю операцию и пополнить утренний некролог. Да, Скарлетт, без сомнения, довелось понюхать пороху, но всё же, всё же, всё же. Отступать было некуда, в том, что, если Винчестер сейчас сядет в «Импалу» и покинет город, то блондинка решится попытать счастья в одиночку, он даже не сомневался. Настойчиво отгоняя от себя назойливые мысли о вчерашнем – или, скорее, уже сегодняшнем – разговоре, Сэм поднял глаза на появившуюся из дверей мотеля свою теперь-уже-напарницу. Отделаться от нехорошего предчувствия было сложно, а брать на себя такую – да хоть какую-то, если уж на то пошло – ответственность решительно не хотелось.

- Доброе утро, - кивнул охотник, отдавая при этом отчёт степени дежурности этого приветствия – уж каким-каким, а добрым это утро Скарлетт точно не могла назвать. Как, впрочем, и он. Но, по крайней мере, встретил его Винчестер, вопреки планам, без головной боли, в чем основная заслуга принадлежала девушке. Вполне терпимое состояние обычной разбитости от недосыпа хотя бы не омрачалось более неприятными побочными эффектами ночных раздумий в одиночестве. Вовремя Сэм поймал себя, чтобы не спросить блондинку о самочувствии – впрочем, учитывая её шутливый тон, оно было сносным. Хотя, как уже пришлось убедиться, тормозной путь от весёлой беззаботности до гнетущей серьезности тут был примерно такой же, как при встрече в лобовую с отбойником. То есть, никакого, - Да, - неопределённо пожав плечами и выдавив из себя улыбку, ответил Сэм. При всей своей чисто человеческой симпатии по отношению к отважной на грани с безбашенностью девушке, охотник испытал внутреннее облегчение, когда Скарлетт направилась к припаркованному здесь же черному маслкару, не меньше отцовской старушки выделявшемуся среди разноцветных типичных седанов на стоянке.

Иногда оставалось только укорить себя за излишнее любопытство. Меньше знаешь – крепче спишь, действительно. Поведение Скарлетт вкупе с её историей заставляли словно вернуться на год назад. А теперь попробуй перестать ощущать щемящее чувство дежа-вю. Даже само это выражение, «эктоплазменные ребята», было преисполнено какой-то бравады, которую, не заглянув за завесу почти непоколебимого, напускного оптимизма, и не почувствуешь. Ну, либо Сэм начал слишком уж цепляться к деталям, но, наблюдая подобное целый год – а если быть честным, то куда дольше – охотник был почти уверен, что грош ей может быть цена. Всё это, в свою очередь, вызывало желание завыть от тоски, но вместо этого Винчестер, под привычный скрип дверцы «Импалы», устроился за рулём автомобиля.

Вопреки убеждениям массовой культуры, преисполненной околомистическими произведениями, нет такого времени суток, когда можно считать себя в безопасности. Да, очень очень ограниченное число существ, вроде вервольфов, подчиняются циклам. В остальном, в теории, нажить себе проблем можно в злачных местах и среди дня – другой вопрос в том, что ночью вероятность куда выше. Правда, только потому, что тут не играет на руку темнота. Однако, обычно, игнорируя этот момент, Винчестеры работали именно ночью – чтобы не привлекать лишнего внимания. И, тем не менее, расслабляться было нельзя в таких местах в принципе. Поэтому одиночество сейчас было очень кстати – собраться и отогнать от себя все мысли, не касающиеся наметившегося дела. Умение воспринимать информацию, не пропуская через себя, было побочным эффектом апатии – на удивление полезным – и появилось само собой. Это позволяло претендовать хоть на какую-то рациональность поступков. Главное – ни при каких условиях не прислушиваться к себе. Время подумать обо всём этом будет потом. Уж чего у него действительно полно – так это времени. Но когда вся эта история с проклятой психушкой закончится. Не очень хотелось бы, чтобы Скарлетт приняла это на свой счёт, конечно, как, скорее всего, получится после вчерашнего-то разговора, но…

Рокфорд можно было назвать достаточно крупным городом, но он всё ещё оставался относительно спокойным. Если одной крайностью были мегаполисы, по жизни которых можно было сверять время с огромным автомобильным трафиком и  спешащими на работу людьми в утренние и вечерние часы, то другой – захолустья, в которые охотники, пожалуй, заезжали даже чаще: чем меньше город, тем больший резонанс там создаёт любой, не поддающийся объяснению большинства, случай. Там, напротив, жизнь словно подчинялась каким-то другим законам, действующим только в них, и шла плавно, ровно, размеренно. Рокфорд же был чем-то средним: уже чувствовалось, что он подчиняется какому-то ритму, но спешки, суматохи, суеты в нём еще не создавалось. Движение было достаточно свободным, поэтому путь за черту города не занял много времени. Интересно, это совпадение, что подобные объекты обычно не располагаются близ жилых домов, или их строят специально подальше – ну, может, чтобы не нагонять негатива на горожан сооружением такого назначения? Как бы то ни было, какая-то невесёлая закономерность в этом присутствовала, в чем без проблем можно было увидеть положительную сторону: если там внутри что-то есть, отдалённость сократит количество пострадавших. То и дело поглядывая в зеркало заднего вида и встречая в нём отражение словно родного брата своей же машины, охотник без проблем нашёл путь к искомому зданию, с которым сверился ещё утром. Остановившись у ворот, увешанных предупреждающими табличками в количестве, словно поместивший их сюда пытался донести примерно такую мысль «Сюда нельзя! Нет, совсем нельзя! Вообще никак нельзя!», Винчестер заглушил мотор и вышел на улицу.  На воротах, словно последний штрих, находился большой навесной замок, но охотник готов был спорить на всё, что угодно: уже давно нашлись романтики, пришедшие сюда с кусачками, и найти даже не один организованный умельцами вход не составит никакого труда.

Окинув взглядом здание – прямо-таки эталон и мечту создателей каких-нибудь фильмов ужасов – Сэм направился к багажнику. Госпиталь представлял собой классику жанра – пошарпанные стены с отсутствующими стёклами за металлическими решётками, даже, условно скажем, украшенные несколькими граффити – хотя украшением такие шедевры называть было даже как-то кощунственно. И находиться внутри могло всё, что угодно – оставалось только удивиться везучести некоторых ребят, ведь без мародёров и уличных живописцев действительно редко, где обходилось. Как говорил вчерашний парень, люди тут пропадают: ни на свидетелей, ни осмотр погибших рассчитывать не приходилось. Конечно, хотелось, очень хотелось, чтобы их там ждал самый вероятный для такого места призрак, но в действительности принцип «Самое верное всегда на поверхности» не работал в охоте. Как правило, самое верное оказывалось глубже всего, а, когда до него добираешься, ещё и норовило настучать по голове за беспокойство. Поэтому приходилось готовиться, как обычно. То есть, ко всему.

- Стрелять умеешь? – открывая багажник поинтересовался Винчестер у Скарлетт, мысленно прикидывая, как давно они с братом охотились на призрака – и, соответственно, сколько времени лежит в углу багажника коробка патронов, заряженных солью. Помимо шуток об отпугивании непрошенных гостей от загородного дома, существовал и другой момент: рассыпающейся солью не выстрелить, колотая каменная уже сработает по принципу дроби. А от малейшей влажности имеет свойство слёживаться, и это становится не только больно, но и с небольшого расстояния просто опасно. Отыскав взглядом прибор для измерения электромагнитных полей, охотник взял его в руки, включил и показал девушке, - Как работает знаешь?

В конце концов, Скарлетт сказала, что уже имела дело со сверхъестественным – было бы хорошо понять, в чём на неё здесь можно будет рассчитывать.

+1

22

Как же сложно признавать свои слабости. В частности, стараясь убедить кого-то, что ты отлично справляешься с экстренными ситуациями. Особенно, когда твоя жизнь выглядит как та самая сплошная экстренная ситуация, а ты стоишь и глупо хлопаешь ресницами посреди всего это праздника жизни.
Сидя за рулем своего авто и пялясь на задний бампер Шевроле охотника, Джеймсон сообразила, что имела большие сомнения в намерениях Сэма составить ей компанию.
От того подозревая, что Винчестером движет больше жалость к попавшей в беду глупой девчонке, чем альтруизм, она только сейчас ощутила неловкость за собственную откровенность, и стыд за то, что предстала в столь разбитом состоянии. Это то самое чувство, когда после разговора по душам на пьяную голову приходят мысли, что наговорил лишнего. С одной лишь поправкой – голова была не настолько пьяная, чтобы выложить на едва знакомого парня практически всю свою историю. Черт его знает, отчего так произошло – ведьма терялась в поиске возможных причин. То ли усталость от непрерывной гонки с тенями вымотала, то ли паника доконала, или это был просто предел ее возможностей, как человека, перенесшего слишком много жути для ее возраста и характера, - так или иначе, но какая-то заслонка в обороне ее души треснула, и плотину прорвало.
Конечно, приходил на ум еще один вариант: девушка слишком долго была в полном одиночестве.
А, как известно, наш мир - совсем не то место, где стоит быть одному. Как впрочем, если есть такое место, где хорошо быть одному, ведьма сильно сомневалась.
Но это было весьма паршивым оправданием, чтобы заставить себе перестать думать о том, насколько жалкой она выглядит в глазах Винчестера.
Раздумывая о том, как бы не облажаться перед напарником, чем окончательно убедить его в своей полной несостоятельности, как охотника, так и в целом взрослого ответственного человека, Джеймсон заглушила мотор и вышла из машины.
Оглядев округу, она невольно поежилась, чувствуя гнетущую атмосферу, царящую вокруг госпиталя.  Более того, от вида обители ныне почивших душевнобольных –  то самое потрепанное временем и не добродушной окружающей средой здание, - шел мороз по коже. Но это было вполне ожидаемо.
Пытаясь сосредоточиться на темных окнах, чтобы рассмотреть, если ли хоть какое-то движение в здании, взгляд ведьмы то и дело цеплялся за творения местных недохудожников, на коих, Скарлетт показалось, присутствовало то самое часто повторяемое слово на букву «f». Что ж, видимо, не только ей место было не по душе. 
Хотя от части, было в этих символах, больше похожих на сюрреалистическую мазню, что-то неуловимо знакомое. Быть может, это просто так называемый эффект хулиганских граффити – где бы ты ни был, натыкаясь на подобные рисунки, сколько б различными они ни были, видишь одни и те же узоры. Джеймсон подумывала, что на этот счет есть даже какое-то общекосмическое правило. 
Все же, столько проехав, ведьма прибыла сюда не чьи-то художества рассматривать.  Решив не тратить время, она достала из машины рюкзак с предусмотрительно положенными ранее парочкой полезных колдовских вещичек и, закинув туда коробку с солью, зажигалку, фонарик и запасные батарейки, направилась к Винчестеру.
- Хм…, - отчего-то удивленная вопросом, Скарлетт озадаченно уставилась на открытый багажник Импалы, забитый под завязку всяческими вещицами и оружием, многие названия которых она б и после смерти не вспомнила. – Да, немного, - задумчиво произнесла она, стараясь не показывать свою растерянность. - Стрельба по банкам из старого «Глока» считается же? – Девушка подняла голову, взглянув на Сэма с надеждой, что он не отправит ее отсюда подальше. Ведь сказанное была практически правдой. 
Конечно, если не учитывать того, что это была «не слишком удачная стрельба». Да и совсем не стоит упоминать, что то веселье было лишь единожды, после чего все присутствующие дружно сошлись во мнении не давать в руки Карли оружие ни под каким предлогом. Даже если случится апокалипсис, и мертвые восстанут из могил.
Естественно, ведьма всегда считала то решение предвзятым. В конце концов, она, изучая что-то новое, всегда схватывала на лету. Конечно, есть шанс отстрелить себе или напарнику что-то важное… Но, чем черт не шутит, может в этот раз повезет.
Потому, тактично кашлянув, девушка продолжила рассматривать предлагаемые приспособления, от части надеясь, что охотники за последние годы не слишком ускорили технический прогресс в способах ловли нечисти. Наконец, на глаза попалось что-то более-менее знакомое.
Не выдавая себя, она стала рассматривать устройство, местами сильно напоминающее кассетный плеер из 80-х, после чего нарочито вопросительно подняла бровь.
- Полагаю, да – хмыкнула ведьма в ответ, - но ты правда считаешь, что призрак не прочь тряхнуть мощами под что-то типа «Модерн Токинг»? – после чего, не дожидаясь реакции Сэма, миролюбиво подняла ладони в побежденном жесте, - Прости, не сдержалась, - с трудом подавив смешок, признала она. – Я видела у охотников подобные приборы, правда сама пользовалась…, - после чего, едва заметно запнулась, но хватило секунды, чтобы придумать, как закончить предложение, - немного другим. Но с «инструкцией» от этого знакома.
Понимая, что ситуация более чем неподходящая для шуток, особенно таких, девушка почувствовала смущение. Да уж, на фоне всех ее «талантов», вероятнее всего, Сэм, ко всему прочему, решит, что Скарлетт – одна из тех бестолковых, что пытаются быть героями, при том, не имея хоть какого-либо намека на самосохранение и здравый смысл. Что, очевидно, было бы не слишком далеко от истины. Но гораздо обиднее, когда об этом знает другой человек, нежели ты сам.
- Серьезно, извини, это нервное, видимо, - Джеймсон неловко пожала плечами, - Я справлюсь, честно. И Сэм, раз уж мы идем туда вместе, -  после чего внимательно посмотрела на охотника, словно сомневаясь, что сможет донести всю серьезность слов. Что вполне резонно, с учетом того цирка, что она периодами устраивает, - ты не обязан нести за меня ответственность. Я уже большая девочка, и могу о себе позаботиться, даже если таковой не выгляжу.
Меньше всего Карли хотелось, чтобы он чувствовал себя виноватым, если, войдя в здание, ей на голову свалится тот-самый-кирпич, условно выражаясь. Хотя бы по той простой причине, что сейчас она ходит по земле с такими же шансами на долгую жизнь, как у суицидной дрозофилы. И пора бы принять этот факт, как есть.
- Идем, - вопросительно-утвердительным тоном произнесла ведьма, после чего, взяв из рук Винчестера прибор, по-видимому, все же ставший загробной жизнью плеера, кивком указала охотнику на дырку в ограждении госпиталя. И решительно направилась первой.
Пробравшись сквозь сетку, стараясь не застрять в так называемом заборе, который больше похож на тюремное ограждение с колючей проволокой, нежели на больничную изгородь, девушка оказалась во дворе с засоренными всяким бумажным хламом асфальтированными дорожками.
Думая, что парадные двери, скорее всего, предусмотрительно заколочены сознательными гражданами, она стала выискивать взглядом другой вход, которым пользовались те пропавшие искатели приключений, пока не наткнулась на весьма по-варварски отодранные от разбитого окна доски. Ну, собственно, почему бы и нет?..
Взволнованно взглянув на своего напарника, Скарлетт собиралась включить измеритель электромагнитных полей, чтобы быть наготове, прежде чем то, что обитает в здании выйдет к ним лицом к лицу.
Тем временем, темнота госпиталя уже была готова встретить своих новых посетителей…

0

23

Сохранить невозмутимый вид Сэму удалось без особых усилий. События последних нескольких месяцев не добавили охотнику чувства юмора, но проведя уже достаточно времени в борьбе с собственным гневом и болью, добился в этом некоторых успехов. Да, при мысли о Лилит и её шайке руки всё ещё сами собой сжимались в кулаки до белеющих костяшек пальцев, и чего уж там: вчера он сорвался, ощутив, как были ненароком задеты те самые нити в глубине души, которые он берёг от любых прикосновений. Но приняв решение воспринимать происходящее дальше сквозь призму отстранённости, и уже имея в этом какой-никакой опыт, на попытки Скарлетт пошутить отреагировал лишь внимательным взглядом в её сторону. Нет, он понимал, что здесь закралась шутка, и где-то тут нужно было смеяться, но что-то не до смеха было. Непонятным было одно: как, чёрт возьми, они это делают? Скарлетт и...Дин. Наблюдая за братом весь прошедший год, Сэм готов был бы поспорить на что угодно: мысли о контракте крутятся, как минимум, на заднем плане белым шумом в голове постоянно. Нет, ясно, что тут деваться некуда, и нужно жить отпущенные годы, но каким образом они умудряются тут шутить, улыбаться, заниматься обычными повседневными вещами? Как бы ни старался Сэм, но теперь, глядя на свою новую напарницу, он видел в её истории историю старшего брата. Отчасти - свою же собственную, что заставляло вновь и вновь ощущать холод, сковывающий внутренности.
Кстати о напарнице. Не меньшие вопросы возникали о её намерениях. Хорошо, вчера вечером она продемонстрировала как минимум наличие знания и понимания о том, в каком мире она живёт и куда она сегодня собирается. Но, подождите, серьёзно? Что она рассчитывает там делать и, главное, как выбираться оттуда живой, не имея базового навыка, которым просто обязан обладать охотник - стрельбы? Бесспорно, частенько она не решает проблему распоясавшейся нечисти, но боль, как бы ни было банально, чувствуют практически все и вовремя выпущенная пуля может дать шанс на побег и спасение, если уж совсем прижмёт. Какие-то совсем уж обрывочные факты о новой знакомой никак не желали складываться в единый образ. Слишком уж много неувязок, которые говорили либо о том, что Скарлетт действительно отшибло инстинкт самосохранения напрочь, либо о том, что она чего-то не договаривает. И глядя на то, как блондинка крутит в руках измеритель ЭМП, Сэм зацепился за слова девушки о ином способе обнаружения присутствия призраков. Сведя брови к переносице, охотник в течение нескольких секунд пытался сообразить, что Скарлетт имела в виду этой фразой, но ничего в голову не приходило. Да, как-то они пользовались камерой в режиме ночной съемки, но это немного не то...
Ладно, разберёмся. Возникающие то и дело вопросы Сэм не спешил озвучивать, лишь отмечая про себя вызывающие их моменты. Девушка, чья душа заложена по контракту, со склонностью искать себе дополнительные неприятности, знающая о изнанке мира и при этом весьма выборочно владеющая необходимыми для выживания знаниями и умениями? Что-то здесь упорно не сходилось.
- Ну да, - фыркнул в ответ Сэм, стремясь к  тому, чтобы прозвучало это как можно с меньшей иронией, - Скарлетт, - серьёзно обратился охотник к девушке так, словно это была попытка начать разговор на завязавшуюся тему с начала. Оставив ту разбираться с так развеселившим её датчиком, Винчестер снова повернулся к багажнику, - Знаешь, почему охотники, как правило, одиночки? Только охотясь один ты не несешь ответственности ни за кого, кроме себя. Когда ты идёшь туда, - в этот момент методично перекладывающий в багажнике вещи Сэм кивнул в сторону госпиталя, - Не один, ты в любом случае отвечаешь ещё и за тех, кто там с тобой. Кстати, - заряжая обрез патронами с солью, добавил охотник, - Это относится не только ко мне. Не хочу поставить под сомнение твоё благоразумие, но не теряй, пожалуйста, голову. Если внутри правда что-то есть, скорее всего, мы либо оба выйдем оттуда, либо оба же там останемся.
Всё ещё не понимая, что же представляет из себя новая знакомая, Сэм предпочитал дуть на воду. И пусть с огромной вероятностью их там действительно ждал кровожадный призрак - место и его энергетика располагала - но расслабляться не стоило. Взяв из багажника фонарь и сунув его в карман куртки, лишний раз проверив, что антидемонский нож и пистолет, с которыми расставаться в его ситуации было вообще довольно-таки неосмотрительно, всё ещё при нём, Сэм захлопнул багажник. Раз уж Скарлетт умеет обращаться с датчиком - пусть им и занимается. Разделяться с ней всё равно идея так себе, так же настороженно Винчестер отнесся к мысли дать девушке оружие. "Захочешь жить - научишься" - правило, конечно, работающее безотказно, но совсем не обязательно, что без последствий для окружающих. И глядя в спину отважно идущей впереди Скарлетт, охотник подумал о том, что человек-то она неплохой, но тут то ли лыжи не едут, то ли... То ли со вчерашним разговором всё стало как-то сложно.
И, тем не менее, слово "ответственность" тут подходило как нельзя кстати. Только относилось не только к этому делу.
"Если уж у нас чёрт знает, что, а не семья, нужно помогать другим", - слова брата врезались в память так, будто это было вчера, - "Тогда и нам будет легче".
Сэм мотнул головой, словно пытаясь вытряхнуть мысль из неё. Несмотря на собственное неоднозначное отношение и его постоянные перемены, одно оставалось более-менее стабильным: Скалетт хотелось помочь. Нет, не поразгонять призраков солью в заброшенной психиатрический лечебнице. Но обещать такое ещё раз после первого поражения в войне за чужую душу было бы слишком самонадеянно.
- Давай, я, -  предложил он, подходя к окну, у которого остановилась Скарлетт. Несколько досок, которыми заботливо заколотили от искателей приключений окна здесь были оторваны, и этого было вполне достаточно. Положив оружие на подоконник, Винчестер ухватился руками за выступ, подтянулся, перекидывая ноги внутрь помещения  и оказываясь в длинном коридоре с обшарпанными белыми стенами, где местами - очень большими местами - осыпалась краска, а творений уличных художников было почти столько же, сколько снаружи, который в полумраке госпиталя  все, как один, казались причудливыми мистическими знаками. Оглянувшись в оба конца коридора и убедившись в том, что, по крайней мере, здесь они одни, Сэм подал руку Скарлетт, помогая той забраться внутрь.
Ну, началось...
- Держись рядом и смотри в оба...большая девочка, - секундная пауза между частями фразы намекала на внутреннюю борьбу, которая развернулась за эту небольшую подколку. И пусть это вышло несколько натянуто, но, в конце концов, Скарлетт ничуть не виновата в том, что её история - не единственная в мире, а проблема здесь объективно - исключительно в глазах смотрящего. К этому нужно было привыкнуть. К этому придётся привыкнуть, по крайней мере на время общего дела. Изначально выбранная тактика, кажется, ни к чему хорошему не приведёт, - Если это призрак, то я бы ставил либо на подвал, либо на верхние этажи, - решив не вдаваться в подробности о том, с чего выводы, произнёс Сэм, косясь на прибор в руках Скарлетт. Голос гулким эхом отдавался в коридоре от пустых стен, вынуждая инстинктивно говорить тише. Винчестер достал из кармана фонарь и включил его, приложив тут к стволу обреза, тем самым освещая точно то место, куда направлено оружие. В дальнем конце коридора в луч света попала широкая каменная лестница - туда охотник и направился, то и дело оборачиваясь и освещая пространство позади себя.

+1

24

Немного зависнув над прибором ЭМП, вспоминая, как пользоваться этим рейнкарнированным «динозавром» эпохи зажигательных восьмидесятых, Джеймсон обернулась к охотнику ровно в тот момент, когда он успел ее обойти, галантно предложив пойти первым. Удовлетворительно хмыкнув, ведьма про себя отметила, что оно и к лучшему. Ибо всплывшая в ее воображении картина того, как она влазила бы в полуоткрытое окно с  ее-то везением - наверняка, умудрилась бы зацепиться за какой-нибудь гвоздь и уронить и без того потрепанное годами устройство, при всем наделав шума, что не то, что призрак, даже глухие бы расслышали – заставила ее слегка напрячься. Еще не хватало растянуться где-нибудь, чтобы Сэм окончательно убедился в том, какая она недотепа. Временами, конечно. Но ведь сейчас, когда Джеймсон хочется побыть нормальной относительно всего этого безобразия с магией, когда она так старается быть сосредоточенной и готовой к неприятностям, именно такой момент, когда закон подлости не преминет подложить свинью. Уж она в этом не сомневалась.
Но пока что все шло спокойно. Выдохнув, Скарлетт наблюдала за Винчестером, как он ловко перемахивает преграду в виде окна, после чего ухватилась за галантно поданную охотником руку.
К собственному удивлению, Карли весьма быстро забралась внутрь здания, даже не наступив на ногу напарнику.  После чего, вооружившись фонариком в одной руке, и прибором в другой, была вполне готова к прогулке в стиле «Охотников за привидениями».
Однако прозвучавшая из уст охотника ироничная колкость в адрес ведьмы стерла серьезность с ее лица. Кое-как сдержав улыбку, девушка задумчиво посмотрела на парня. Отчего-то ей было приятно услышать что-то отличное от его уже привычного за эти сутки «куда-же-ты-лезешь-бестолочь» тона. Звучавшее сейчас больше… по-дружески? Она не совсем была в этом уверена. Но все же это немного разрядило обстановку.
- Я буду рядом, - несмотря на внутренние сомнения, пообещала Скарлетт, - и никуда не денусь. Как ты говорил…  «Мы отвечаем за тех, кто идет с нами». Я это запомню, - шутливо прищурившись, кивнула она.  После чего, добавила, - Стоит начать сверху. В случае чего, там хотя бы будет маневр для плана из двух Б – «Беги быстрее», - пожав плечами, Джеймсон посветила в темноту коридора. Кажется, прямо по курсу все было спокойно.
Переглянувшись с Сэмом, и решив, что это своеобразный сигнал к наступлению, она двинулась вперед.  В конце коридора замаячила широкая каменная лестница, одна часть которой вела наверх, другая же весьма жутко манила теменью вниз – но это было уже неплохим началом. Не придется блуждать по опустелым коридорам первого яруса госпиталя, чья темнота, разрываемая лишь тусклыми лучами света двух фонариков, казалась почти осязаемой.
Хоть помещение выглядело давно опустелым, один вид его вызывал в Карли странную тревогу. И это было совершенно не похоже на обычное ожидание появления какой-нибудь страшной мертвой морды из-за угла.
Но девушка мысленно отмахивалась от ползущих по спине мурашек, храбрясь, списывая это на стресс от ситуации в целом: как от самой предстоящей охоты и отсутствия практики, так и от того, что сейчас ее спину прикрывает один из тех, кому ведьмам в принципе не стоит доверять.
И пусть еще несколько часов назад оптимизм в ней побеждал доводы печального опыта, сейчас заставить себя сохранять спокойствие, словно дзен-буддист, и не оглядываться через плечо каждую секунду оказалось сложнее, чем ей представлялось.
Останавливала лишь откуда-то взявшаяся совесть - в голове фоном звучали слова Сэма об ответственности за ближнего. И, сказав, что запомнит это, Карли не покривила душой. Ведьма прониклась уважением к подобной храбрости. По крайней мере, после всех этих месяцев скитаний в одиночку, ей это казалось именно таковым – доверить свою жизнь чудаковатой незнакомке с печальной историей, на вид вооруженной лишь глуповатыми шутками и остротами, чтобы та ненароком не самоубилась о призрака, было весьма смело.  Оттого привычный сложившийся шаблон об охотниках ощутимо трещал по швам.
«Ха, доверие. До первого ведьмовского мешочка, выпавшего из твоего кармана», - сварливо нашептывал цинизм в ответ, и с этим так же было трудно поспорить. Как же это, черт возьми, сложно - пытаться понять кого-то после длительного отшельничества.
Видимо, недаром говорят, одиночество – вещь неплохая, но все же не стоит принимать его лошадиными дозами. Не то, такими темпами, встреча с адскими гончими станет просто ожидаемым событием, нежели чем-то, с чем стоит бороться.
Провалившись в собственные мысли, Джеймсон все же прислушивалась к происходящему вокруг. Но вопреки ожиданиям, кроме глухого звука их шагов сначала по настилу пола в коридоре, в зловещей тишине казавшихся еще более громкими, ничего более не происходило. Вообще ничего.
Ведьма думала, что сможет услышать хотя бы шорохи – в заброшенных зданиях ей частенько встречались разные ползучие и крылатые твари, или эти маленькие пушистые пищащие гады с тонкими хвостиками, что шебуршат по углам – но госпиталь был заполнен кладбищенским безмолвием, от коего едва не закладывало уши. Все будто бы вымерли. Или сбежали. Если, конечно, успели…
Озираясь по сторонам, разрезая густую темень коридора светом фонарика, Карли продолжала идти, и даже не притормозила, когда перед ней оказалась лестница, ведущая на верхний ярус.
Каменные ступеньки под ногами оказались полны трещин, а края практически каждой насчитывали пару добротных сколов, отчего приходилось смотреть под ноги. Время, а быть может, события были немилосердны к этой части больницы.
- Сэм, - настороженный шепот Скарлетт прокатился змеиным шелестом по звенящей тишине лестничного пролета, отчего она заговорила еще тише. Но это не сильно помогло, - не то, чтобы я жаловалась. Но в склепах с покойниками больше шума. Тут даже звука от сквозняка не слышно.
Она хотела обернуться и закончить мысль, но стоило только закончить считать ступеньки и коснуться ботинками пола на этаже, прибор электромагнитного излучения в руках Джеймсон ожил, заставив её вздрогнуть. Приветливо подмигнув парой лампочек и издав урчащий волновой звук, бывший плеер снова затих – но через секунду вновь подал небольшой короткий предупреждающий сигнал.
- Первая птичка, - заметила ведьма больше для себя, нежели для охотника. Сделав еще пару осторожных шагов по направлению указания устройства, девушка услышала жуткий скрежет, будто кусок металла резали тупым ножом, а затем, где-то во мраке больничного коридора послышался гулкий цокот когтей по полу. После чего, злобное рычание разорвало гробовую тишину…
- Нет…, - с ужасом выдохнула Карли, хаотично водя фонариком из стороны в сторону, будто пытаясь прогнать навязчивое видение. Вот только повторившийся рык и приближающийся топот сильных собачьих лап, чьи острые когти царапали настил пола, развеяли надежду на то, что это не по-настоящему. Прибор ЭМП истерично замигал всеми лампочками одновременно, издавая истошный волновой писк. И в ту секунду среди мрака мельтешащий луч света от фонарика в руках Скарлетт выискал огромную темную фигуру, напоминающую пса-переростка, осветив его зловещую морду.
Сомнений у ведьмы о личности стоящего существа в конце коридора не оставалось. И пусть по всем законам треклятой логики оно не могло там стоять, как по времени, так и по условиям контракта – но ужас, пронзивший девушку, словно удар молнии, не задавал вопросов.
Быстро сунув сходящее с ума устройство в карман куртки, Джеймсон схватила Сэма за рукав и рывком потянула за собой в противоположную от твари сторону коридора, охрипшим от паники голосом произнесла, – Мне конец… Беги отсюда!

+1

25

- Разумно, - кивнул Винчестер, пропуская Скарлетт, отважно шагнувшую вперёд. Комплекс противоречий, который представляла собой временная напарница, никак не позволяли составить о ней какое-то мнение. С одной стороны, Сэм всё ещё считал, что это – не самая здравая мысль что в жизни Скарлетт, что в его и, мягко говоря, находится довольно далеко от вершины. С другой же... Он ещё вчера решил, что проехать мимо собравшейся в столь злачное место девушки – смело записать на свой счёт ещё одну смерть. Изнанка работы охотника, помимо очевидного, ещё и в том, что периодически необходимо было идти на сделки с совестью. Защищать тех, кто – положа руку на сердце – сам виноват в том, что старуха с косой постукивает в окно. Иногда  приходилось подставлять себя под удар из-за тех, за кем, по сути, пришло заслуженное наказание. Десятки примеров на памяти Сэма, когда некий альтернативно одарённый ум наломал дров и стал причиной чужой смерти: с расчетом или просто по причине этой самой одарённости, и получает жаждущего крови призрака. И в эти моменты приходилось напоминать себе: ты – не судья, а охотник. И твоя задача – сделать всё возможное, чтобы зло оставалось в темноте и не тянуло свои лапы в сторону людей. Даже если, отбросив принцип беспристрастности, ты сам, пусть с внутренним укором в свой адрес, но согласился бы: в каком-то смысле у «зла» даже есть на это некоторое моральное право.
Когда Сэм собирался получать юридическое образование, он думал именно о карьере адвоката. Но жизнь, которая вообще обожает иронию, словно в очередную насмешку, уготовила роль этакого современного защитника Бога – как минимум, перед самим собой. По крайней мере, рисковать собой намного проще, если не думать о пухе, в котором, собственно, лицо «жертвы» во всей этой ситуации.
Как бы то ни было, благой порыв помочь кому-то, которым Скарлетт и притащило сюда – одна из немногих благородных причин встречи со сверхъестественным. Поэтому Сэм в очередной раз отогнал от себя мысли о том, что он действительно в какой-то степени доверяет свою жизнь девчонке с суицидальными наклонностями и потрясающим везением.
Держась в паре шагов позади Скарлетт, охотник следовал за напарницей в темноту пустынных коридоров. Всё ещё оставался наиболее благоприятный вариант: они ничего здесь не найдут. Ни призрака, ни чего-то ещё, ни свидетельств о том, что здесь вообще что-то то есть, кроме расписанных стен, облупившейся штукатурки, побитых ступеней, остатков больничной мебели, заколоченных окон и каких-то странных легенд, ходящих вокруг этого места и придающих ему флер таинственности. В конце концов, в свете охоты, которую открыла на него Лилит, он сам здорово подставляется, задерживаясь на одном месте.
- Хотел бы я тебя тут хоть чем-то обнадежить, - хмыкнул охотник, так же негромко отзываясь на опасения Скарлетт, - Осторожно, - не закончив мысль и использовав так кстати подвернувшуюся очередную слишком сильно побитую ступеньку под ногами девушки, чтобы завершить этот короткий обмен репликами, который даже нельзя было назвать разговором, в другом русле. Потому что и сказать-то тут было нечего. Хотя вполне могло было быть и так, что это «осторожно» относилось не к обвалившейся наполовину ступени. Просто подобные предупреждения своей очевидностью, наверное, были даже неуместными.
Но надежда выйти отсюда без приключений таяла с каждым шагом дальше в темноту. Несмотря на скептицизм по отношению к напарнице, отрицать то, что она права, Сэм не стал бы. Сам он и раньше не раз замечал подобное. Наверное, глухую тишину, которая нагнетала настолько, что становилась почти осязаемой, можно было бы объяснить тем, что животные очень хорошо чувствуют присутствие зла – поэтому в лесу, где обитает вендиго, вы не услышите птиц, а в доме, где обосновался призрак, не будет шебуршания грызунов под рассохшимся дощатым полом. Но они, чёрт возьми, в давно заброшенном огромном здании. Такое пространство – это звуки. Всегда, даже если внутри никого нет. И чем этого пространства больше, тем активнее оно начинает жить своей жизнью. Сыплющаяся штукатурка, сочащаяся где-то в дальнем помещении вода, всякие мелкие физические процессы связанные с изменениями температур – всё это создает ту особую комбинацию звуков, которыми любят пугать себя в подобных местах любители острых ощущений, приписывая стуки, скрипы, шорохи чему-то паранормальному.
Но вот сейчас это как будто всё отключили. И даже правило «Чем сильнее вслушиваешься в тишину – тем больше услышишь» уже не работало.
Сэм никогда не задумывался, почему так. Но сейчас это никак нельзя было списать на игру воображения. С ума-то сходят, как известно, строго поодиночке.
Так что гнетущая тишина, которую ощущал не он один, заставила охотника чаще оборачиваться, рассекая узким лучом фонаря темноту позади себя, но ничего, кроме уходящих словно во мрак Ада ступеней, он не видел. Равно как и впереди.
Вообще, внутреннее спокойствие как таковое мало свойственно любому из охотников. Перейдя определенную чёрту своим ремеслом и нажив им определенное количество врагов, ты, по приезде в новое место, первым делом рисуешь пентаграмму под ковром, а с пистолетом, который может – даже если не убьёт, что маловероятно, явившуюся по твою душу погань – выиграть тебе несколько секунд, ты не расстаешься даже, когда спишь. А спишь мало. И чутко. В общем, вся жизнь человека, связавшегося с охотой – постоянная готовность к опасности. В любой момент – начиная выходом в магазин за едой и заканчивая утренним бритьём. Что уж говорить о заброшенной психбольнице, в которой, согласно городским легендам, – чуть ли не основному источнику информации для убийц нечисти, к слову, а значит, вполне авторитетному – пропадают люди?
Но сейчас было как-то особенно неспокойно.
Прибор в руках напарницы ожил неожиданно, чем заставил Сэма ощутить даже некоторое облегчение. Сразу отпали худшие варианты, которых он боялся здесь больше всего – гнездо вампиров, например. Маловероятно, и всё же возможно. Некоторые из них предельно аккуратны и научены горьким опытом, не оставляют настолько явных улик, как обескровленные трупы в тёмных проулках. Или джинны. В общем, если абстрагироваться от мысли о крайне паршивой энергетике места и множества душевных болезней, которые оно видело – вариантов тут можно было придумать массу. Словно для того, чтобы убедиться, не показалось ли, Винчестер заглянул поверх плеча Скарлетт, тоже удовлетворённо отметившей активность датчика. Окинув взглядом стены и пол около себя, охотник ожидал найти что-нибудь, что говорило бы о местном обитателе, начиная следами предыдущих горе-посетителей и заканчивая эктоплазмой – если им не повезло нарваться на настолько сферическую гадость в вакууме.
Однако Винчестер даже не предполагал, что им могло не повезти настолько.
Наверное, пережив приход адского пса хоть раз, ты уже ни с чем не перепутаешь его появление. Донесшиеся раскаты грудного рыка с неспешным топотом огромных лап, кончающихся длинными когтями – о чем говорил их выразительный цокот по полу – не оставили места для сомнений. Чувствуя, как от ужаса на голове зашевелились волосы, Сэм ещё миг уповал на то, что это не всерьёз, что ему кажется, что это какая-то извращённая галлюцинация, навеянная алкогольными парами и собственными воспоминаниями, что он то раз за разом прокручивал в сознании за бутылкой чего покрепче, то – старательно отправлял на задворки памяти.
Но он был трезв, а реакция Скарлетт не дала успокоиться этой мыслью. Охотник вскинул ружьё и выстрелил в невидимую тварь, приближавшуюся с таким топотом, будто на них бежал медведь.
Что слону дробина, конечно же, даже в случае попадания. В котором Сэм не был уверен, учитывая некоторое преимущество противника, да и не сильно хотел проверять свою меткость стрельбы по невидимым бегущим целями – но это были всё те же спасительные секунды в случае попадания.
«Скорее уж, нам обоим», - пронеслось в голове в то время, как Винчестер уже бежал по коридору.
В такие моменты мало задаёшься вопросами. Мышление целиком переключается на одну-единственную задачу: спастись. Вот только…
Даже будучи знакомым с адскими псами не понаслышке и готовясь к встрече с ними, Винчестер крайне мало о них знал. Сложно было даже точно определить, что они из себя представляют. Условно – они живые, их можно убить. Наверняка, с помощью Кольта это не стало бы проблемой – если хватит сноровки попасть в невидимую цель. Но Кольт – спасибо, Бэла, – утерян безвозвратно. Может быть, сработал бы антидемонский нож – или, чем чёрт не шутит – даже обычный, но бросаться с оружием ближнего боя на зверя, которого ты даже не видишь – самоубийство.
Говорят, бросившегося в погоню адского пса не остановить. Но, может, от него хоть временно можно оторваться? В любом случае, бросать напарницу у твари в лапах, пусть даже та, судя по всему, пришла по душу Скарлетт – последнее уже задним числом дошло до охотника, – не было выходом.
- Сюда, - сворачивая влево в одну из палат, крикнул Сэм, хватая девушку за локоть и утягивая в проём за собой. Решивший соревноваться в скорости в узком коридоре с адским псом имеет довольно мало шансов на победу. Захлопнув дверь и навалившись на неё всем весом, Винчестер от всей души надеялся, что решением свернуть сюда он не вбил по последнему гвоздю в крышки их со Скарлетт гробов. Мощный удар в обратную сторону створки двери не заставил себя ждать. Чудовище, рыча, неистово царапало когтями закрывшуюся прямо перед носом дверь.
Как назло, ничего, чем можно было бы заблокировать вход, в помещении не было. Зато отсюда был выход: после темноты лестничного пролёта и полумрака коридоров приоткрытая дверь в эту комнату издалека привлекала внимание пробивающимся дневным светом. Только путь наружу всё же оказался закрыт несколькими присверленными наскоро досками.
- Держи… - выдохнул Сэм, отпуская дверь понемногу, чтобы настойчивое желание пса попасть внутрь не обрушилось на Скарлетт со всей силой его напора сразу, - Держи его!
Идея оставить девушку меряться силой с адским псом была никуда не годной, паршивой. Но чувствуя, как ходит дверь на проржавевших петлях под натиском монстра, Сэм понимал: времени мало.
Доски были подгнившими, откровенно шатались на дюбелях и всё равно не поддавались. Дёрнув одну из них несколько раз и получив этим только несколько глубоко засевших в ладонях заноз, Винчестер бросил бесплодные попытки, прямо-таки ощущая, как с каждой потерянной секундой всё ближе к ним обоим подбирается конец, и с силой ударил ногой в центр нижней доски. Дерево жалобно хрустнуло, надломившись в месте, куда пришёлся удар. Со вторым ударом доска сломалась окончательно. Ещё несколько замахов – и Сэм отступил от окна, где теперь вместо заботливо установленной защиты красовалась дыра.
Второй этаж. Метров пять. Неприятно, но не смертельно, в отличие от ломящегося пса.
- Скарлетт! – подхватывая с пола брошенный обрез, охотник обернулся, чтобы вернуться к напарнице и, сменив её в борьбе с пытающимся ворваться монстром, дать ей возможность прыгнуть первой.

+1

26

Ноги быстро несли ведьму вдоль темного коридора в полную неизвестность. По большому счету, из Джеймсон всегда был весьма посредственный бегун на дальние дистанции, и уж точно никакой спринтер, но оглушительный вой, что, как боевой клич, разносился эхом по всему этажу, был прекрасным мотиватором, чтобы улучшить свои результаты.
Скарлетт казалось, что ее ботинки едва касались пола, но даже при всех своих стараниях она умудрялась отставать от Винчестера. Он, как заправский бегун каких-нибудь популярных «лосиных дистанций», донесся стрелой до ближайшей открытой двери, что, как оказалось, вела в узкую захламленную сломанной мебелью палату.
Вбежав в казавшуюся спасательным кругом комнату, Джеймсон на секунду растерялась, живо представив, как здесь, в этой маленькой комнатенке их и разорвут на британский флаг.
Да и лучи дневного света, что после темноты ощущались ярким прожектором, направленным в глаза, помогали прочувствовать весь ужас ослепленного и загнанного в ловушку оленя. Однако треск дерева и злобное рычание мгновенно привели ведьму в чувства, заставляя собраться.
К тому же, у Сэма, кажется, появился план отступления… На вид, довольно простой, как двери, да и выглядевший единственным вариантов в сложившихся обстоятельствах, но, тем не менее, не вызвавший у девушки большого энтузиазма. Нырять «рыбкой» в окно второго этажа ей не хотелось от слова «вообще», как и оказаться настигнутой гончей, сломав себе ногу после неудачного прыжка.
Привалившись боком к не особо прочному заслону между ними и чудовищем, всеми физическими силами стараясь сдержать напор монстра, Скарлетт хаотично оглядывала комнату в поисках других путей. Которых, собственно, не было.
Тем временем, просевшая дверь под натиском зверя достаточно быстро рассыпалась в щепки, а проржавевшие дверные петли так и норовили покинуть свой пост и пойти в разгул. Карли пыталась удержать эту ненадежную баррикаду, навалившись на ту всем своим весом и упершись ногами в пол, но гончая не оценила стараний ведьмы – да все равно, что пытаться задержать танк мопедом.
С каждым новым ударом мощных собачьих лап то тут, то там отлетала труха от двери, что вот-вот норовила развалиться на кусочки, оставив о себе лишь напоминание в виде обломков.
Девушка стала ощущать, как зловонное дыхание бесноватого зверя стало просачиваться сквозь образовавшиеся щели.
- Знаешь, если нас сейчас убьют, я буду чрезвычайно расстроена!  – отчаянно паникуя, она стала подгонять напарника, что расправлялся с приколоченными к окну досками. – Эта рухлядь долго не выдержит!
И словно в подтверждение ее словам раздался протяжный оглушительный вой, после которого зверюга, взревев, утроила натиск, не иначе как получив второе дыхание. Лапищи пса всей силой царапали дерево, напирая всем весом на шаткую перегородку между гончей и ведьмой.
Старые петли, что помогали сдерживать наступление, сдались первыми – металлическое позвякивание болтов о пол послужили сигналом полной капитуляции перед непобедимым противником.
В образовавшийся проем между дверью и стеной псина, не спрашивая приглашения, тут же просунула лапу в яростном желании добраться до своей добычи и разорвать на части.
И судьба вознаградила чудовище за упорство. Острые когти молниеносным движением, (Джеймсон могла бы назвать его даже грациозным, если бы ей не пришлось прочувствовать результат этой смертоносной грации на себе), прошлись по внешней части руки Карли, разрывая рукав куртки и тонкую кожу девушки вдоль локтевой кости до самого запястья, оставляя рваный, но, благо, не слишком глубокий порез. Алые капли заструились быстрым ручейком, окрашивая пыльный обшарпанный пол багрянцем.
- Чтоб тебя!..
Вскрикнув от боли, глотая рвущиеся наружу ругательства, но сопротивляясь инстинктивному желанию зажать рану, Джеймсон упрямо сдерживала противника, который, по большому счету, уже предвкушал победу. До того, как рухнет дверь, придавив назойливую ведьму, оставались доли секунды…
До того, как падет преграда, Скарлетт необходимо было что-то предпринять, чтобы это жуткое пристанище бродячих адских псов не стало ей и Винчестеру могилой. И девушка выбрала то, на что могла всегда положиться, как бы ни противилась этому. Что не раз спасало ей жизнь, как бы она это не отрицала.
К тому же, на раздумья или сомнения в правильности своего решения у Карли просто не оставалось времени.
Резко отступив на шаг от дверного проема, она выставила руку вперед раскрытой ладонью, повторяя про себя когда-то заученные слова заклинания. Чувствуя, как сила струится по ее жилам, ведьма на долю секунды позволила себе ощутить удовольствие от всей той мощи, что кроется внутри ее бренного тела.
Да и результат ее колдовства был весьма недурственным – едва не рухнувшая на пол потрепанная под атакой монстра дверь стояла самостоятельно, без чьей-либо помощи, и при этом даже не дергалась от сокрушительных ударов гончей, что без устали бросалась на штурм. Это позволит выиграть для пока-еще-напарников немного времени.
Повернувшись к Сэму лицом, но сознательно избегая его прямого взгляда, Джеймсон старалась не обращать внимания на уже знакомое ей гнетущее чувство, от которого явственно ощущался привкус пепла во рту. 
Хорошо помня, что всегда происходит после того, когда охотники узнают о ее видовой принадлежности, Скарлетт морально готовилась к худшему. Физически же она была вымотана, и чувствовала лишь панический страх и жгучую боль в ее раненной правой руке. Да и опыт подсказывал, что убедить ребят с обрезами в своей невиновности после того, как они видели творящее колдовство, обычно составляет большую проблему. С таким же успехом можно попытаться жонглировать снежками в Преисподней. 
Но сейчас было не лучшее время и место выяснять отношения, поэтому Карли лишь неуверенно пожала плечами.
- Что?.. - замявшись, в конце концов, она решила просто отмахнуться, как от чего-то несущественного. - Ты же не спрашивал, что мне досталось по контракту. - Сперва, быстро бросив рюкзак в отвоеванное у досок открытое окно, девушка прицеливалась, как бы поудачнее спрыгнуть и сохранить все свои конечности при себе. – Можешь потом попытаться меня пристрелить, если очень хочется. Но сейчас давай просто уберемся отсюда подальше.
В унисон с ее словами дверь снова заходила ходуном. Ждать, пока псина все же прорвется внутрь, у Джеймсон не было никакого желания, да и пока у них была фора в этой гонке, этим стоило воспользоваться. Кто знает, насколько хороши эти твари в прыжках из окон?..
Поспешив на выход, девушка перелезла через карниз окна, после чего сгруппировавшись и прижимая раненную руку к себе, прицельно уронила себя на поросший сорняками газон, искренне надеясь, что Винчестер последует за ней без намерения немедленно прибить заразу на месте.

+1

27

Это стало неожиданностью. На секунду охотник замер, глядя на Скарлетт, стоявшую в шаге от двери, за которой бесновалось чудовище, дверь, что не испытывала от этого ровно никаких неудобств. Связать одно с другим у находившегося на взводе Винчестера никак не получалось до тех пор, пока напарница не отпустила комментарий к ситуации. И если бы в паре метров от них не находился адский пёс, Сэм как минимум удивился его непосредственности. Поймав свою челюсть и решив оставить разговоры на потом – ведь дверь снова начала угрожающе трястись под ударами твари – Винчестер подхватил с пола обрез и кинулся к окну. Уже взбираясь на подоконник, услышал сзади грохот, возвестивший о том, что телекинез и полусгнившее дерево больше не сдерживают адского пса, и охотник, не мешкая, бросил оружие вниз прыгнул сам вслед за ним.
Короткое падение, сопровождающееся свистом в ушах, и Сэм приземляется рядом со Скарлетт. Сгруппировавшись и постаравшись погасить инерцию кувырком вперёд, Винчестер всё равно почувствовал ощутимый удар об землю. Кое-как поднявшись и бросив судорожный взгляд обратно на пустующее окно, охотник подхватил с  земли ружьё, взял за локоть напарницу и потащил ту к подальше от здания.
- Давай, идём, - сбивающимся голосом проговорил Сэм, даже не замечая, с какой силой стискивают его пальцы руку Скарлетт. Сердце гулко билось где-то в районе горла, во рту пересохло. И даже годы охотничьего ремесла не сильно останавливали накрывающую, словно штормовая волна, панику. Винчестер ни разу не задумывался о том, почему настолько проще встречать опасность лицом, чем убегать от неё: наверное, когда мозг принимает решение спасаться, включается пресловутый инстинкт самосохранения. В любом случае, ощущение преследования тварью, которой не то что сделать ничего нельзя, но её даже не видно, заставляло бежать оттуда со всех ног, игнорируя тупую боль, разливающуюся, будто яд, по телу. Винчестер не мог спрогнозировать поведение пса, но ему было достаточно того, что он знал о них. Выйдя на след цели, уже ничто не заставит их отступить или остановиться. Так что сиганет монстр за ними со второго этажа или выберет обходной путь по лестнице – охотник был почти уверен, что у них может хватить на это мозгов  – но в конце концов они слова услышат грудное раскатистое рычание, от одного звука которого кровь начинала стыть в жилах, - К машинам, - выдохнул охотник, добежав до глухого забора. Дырка в ограждении, через которую они попали внутрь, осталась со стороны входа в госпиталь. Огибать здоровенное здание по периметру было неоправданным риском встретиться лицами к морде с адским псом и тратой сил, которые и так после погони, борьбы в комнате и прыжка постепенно заканчивались. Остановившись, Сэм быстро снял с себя куртку. Колючая проволока всё ещё была серьёзным аргументом, и игнорировать такую казалось бы мелочь не получилось бы даже имея адского пса на хвосте. Встав спиной и прислонившись к ограде, охотник кину куртку на плечо и сцепил руки в замок, подставляя их под ногу Скарлетт.
- Лезь, - выдохнул Сэм, - Брось её на проволоку.
Только сейчас, помогая девушке преодолеть забор, Винчестер заметил рваную рану на её предплечье, из которой струилась алая кровь. Всё хуже и хуже, и пока Скарлетт преодолевала последнюю преграду на пути к спасению, охотник с какой-то глухой обреченностью подумал о том, что если псы действительно идут по следу в буквальном смысле, то теперь они для твари – как маяк в ночи, и как только пёс выберется из больницы, он моментально их найдёт. Честно говоря, в эти секунды Винчестер ожидал, что острые когти и зубы монстра начнут рвать его в любой момент, но Скарлетт справилась с препятствием, а пёс их ещё не настиг. Сэм перекинул ружьё, подпрыгнул и, зацепившись за забор под проволокой, подтянулся, стараясь перетащить себя через ограду. В кожу тут же, несмотря на покрытие из плотной ткани, десятками острых жал начала впиваться кручёная проволока, оставляя глубокие порезы и дырки на одежде. Удивительно, что за столько лет защита не потеряла своей функции, и хотя место было больше похоже на тюрьму, чем больницу, к вопросу безопасности здесь когда-то подходили с должной ответственностью.
Оказавшись по ту сторону забора, Сэм огляделся, пытаясь сориентироваться, в какой стороне находятся автомобили. Забор, конечно, встал преградой между ними и адским псом, но глупо было рассчитывать на то, что это надолго. Дикая поросль, которая любила занимать подобные заброшенные  места, буйным цветом располагаясь на остатках цивилизации, не помогала передвижению и, если с фасада периметра всё было не так плохо и какие-то тропы были проложены охотниками за неприятностями, то с торца бурная растительность по пояс становилась проблемой. Особенно, когда где-то рядом ошивается невидимый монстр, способный за секунды прикончить взрослого мужчину. 
- Бежим, бежим, - зачем-то поторопил девушку Винчестер, хотя той такие распоряжения едва ли были нужны. Впереди, на грунтовке, словно спасительные лодки для терпящих кораблекрушение, показались автомобили. Но Скарлетт была ранена, а времени на то, чтобы оценить серьёзность проблемы, не было. Алая струйка, стекающая с запястья и капающая на землю бросилась в глаза, во время заминки у забора, но вот сможет ли девушка вести машину было вопросом.
- Я поведу, садись, - выкрикнул Винчестер, открывая дверь и быстро усаживаясь в "Импалу". Охотник, судорожно похлопав по кармана джинсов, достал ключ, вставил в замок зажигания и завёл мотор, отозвавшийся мерным рычанием. Быстро развернув машину, Сэм вдавил педаль газа в пол, и проклятый госпиталь начал стремительно отдаляться.
Сделав глубокий вдох, охотник бросил короткий взгляд на Скарлетт. Дыхание адского пса в затылок мешало формулированию каких-то претензий, зато сейчас, когда погоня осталась позади, – Сэм сильно сомневался, что пёс сможет посоревноваться в скорости с автомобилем, – вопросы начали требовать ответов на себя.
- Скарлетт, что это было? - уставившись на дорогу процедил охотник, и, не дожидаясь ответа, добавил: - Я сейчас не о том, что ты – ведьма. Почему ты не сказала, что за тобой уже идёт пёс? - с трудом сдерживая праведный гнев спросил Сэм, - Если тебе нужна была помощь с ним, было бы очень кстати предупредить, что готовиться надо не к призраку, а невидимому монстру из Ада! - в этот момент эмоции взяли верх, и в голосе зазвучала злость, - Это чёртов адский пёс! На что ты вообще рассчитывала? Что я, встретившись с ним, за секунду придумаю способ тебе от него отвязаться и тут же воплощу его в жизнь? Нет, так не бывает! Чтобы убить что-то, нужно хотя бы знать, что ты идёшь убивать!
Они чуть не погибли оба. Положа руку на сердце, Сэм не мог бы с уверенностью сказать, что взялся бы спасать человека, у которого нет и суток времени – слишком важная задача стояла перед ним самим, чтобы браться за такое маловероятное и, скорее всего, самоубийственное дело. И, чёрт возьми, когда перед тобой начинают приветливо открываться двери Ада, пойдёшь на всё, чтобы зайти в другой раз – Сэм сам это видел и вполне мог понять, но... Но... Да как так-то? Винчестер поверить не мог в такую подставу. Понять – мог, поверить, что это сделала Скарлетт, та самая Скарлетт, показавшаяся ему искренней сегодня ночью, – нет.

+1


Вы здесь » Supernatural: keep going » Флешбеки » Grave Encounters