Добро пожаловать на форум ролевой игры по мотивам сериала "Сверхъестественное"!

Сентябрь 2008 года. Понтиак, штат Иллинойс. Что-то или кто-то уничтожил все живое в радиусе около сотни миль вокруг старого и, казалось, всеми забытого кладбища. Итак, начало положено. Большой план демонов должен исполниться, и финальной точкой станет монастырь Святой Марии, где когда-то Азазель связался с Отцом. Игра идет по четвертому сезону.

Новости проекта

18.06.2017: Приглашаем всех принять участие в конкурсе "Печенье с предсказаниями"!
Мы рады объявить, что сегодня нашему форуму исполняется полгода и поздравить всех с этим событием! Гостям форума мы хотим сообщить, что с сегодняшнего дня и на целый месяц (до 18.07 включительно) на форуме будет действовать упрощенный прием анкет!
16.04.2017: Приглашаем всех игроков принять участие во флешмобе "Пасхальная охота"!
23.02.2017: УВАЖАЕМЫЕ ИГРОКИ И ГОСТИ! Сегодня ночью, в связи с техническими причинами, был произведён откат форума на сутки. Пропали все сообщения за это время, включая новые профили, анкеты, посты и рекламу. Приносим свои искренние извинения.
02.02.2017: А у нас на форуме появился первый завершённый эпизод. Поздравляем Дина и Каса. Красавцы, ребят!)
26.01.2017: Открыт первый сюжетный квест. Ознакомиться и записаться можно здесь.
04.01.2017: Обновлено оформление профиля. Просим всех игроков заново заполнить личное звание в соответствующей теме.
31.12.2016: Администрация форума от всей души поздравляет игроков и гостей с наступающим Новым годом и Рождеством!
18.12.2016: Официальное открытие ролевой. В честь этого в течение месяца, до 18 января 2017 г. все персонажи проходят по упрощённому шаблону анкеты.
15.12.2016: Мы рады сообщить о создании ролевой! На дозаполнение форума, скорее всего, уйдет несколько дней. Однако вы можете уточнить, свободна ли роль в гостевой, мы с радостью ответим на любые вопросы.

Администрация


Sam Winchester
Поставщик лесного мха
ICQ: 666187700
Skype: yellowmooncat93
Crowley
Поставщик скотча
ICQ: 629488270
Skype: vilgeforc.r

Scarlett Jameson
Кофейная жрица

Ждем в игру


Эффект прозрачности Эффект прозрачности Эффект прозрачности

Supernatural: keep going

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: keep going » Настоящее » Whatever You Became


Whatever You Became

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Whatever You Became
http://s019.radikal.ru/i601/1710/40/62397b0c665f.gif   http://s02.radikal.ru/i175/1710/c7/4192b8c0c88f.gif
http://i053.radikal.ru/1710/c5/c84b733014e5.gif   http://s009.radikal.ru/i310/1710/f7/f408ceb5625a.gif

Дата: 28.10.2008;
Место действия: Финикс, штат Аризона;
Участники: Jo Harvelle, Matthew Hayes;
Краткое описание: в беспокойном городе-миллионнике, простирающемся в Солнечной долине, едва ли кто-то связал бы между собой череду особо жестоких преступлений, между которыми, на первый взгляд, ничего общего. СМИ традиционно радостно хватаются за очередное убийство, раздувая из этого горячие материалы; полицейские ищут хотя бы подозреваемых, но преступники как в воду канули. Что для тех, что для других — обычные рабочие будни. И только охотница, с завидной педантичностью собирающая любые крохи информации о странных случаях, может обратить на происходящее в Финиксе внимание и заподозрить неладное. Она и журналист, что в поисках ответов на свои вопросы сменил на «странные случаи» свою специализацию;
Предупреждения: нет;

+3

2

День первый...
Эмилию Томпсон беспокоил постоянный звук капающей воды, мокнущий потолок в ванне и странный запах чего-то прелого и сладкого - такой бывает у гниющей кучи осенних листьев, который не убирали с прошлого года. Соседка сверху - пожилая женщина по имени Кларенс - на звонки не отвечала. Эмилия Томпсон помнила, что помимо омерзительно линяющего рыжего кота, у той не было родственников. Кот кидался ей под ноги каждый раз, как она забегала одолжить сахар, соль или пожаловаться на капающую воду.
- Трубы старые, - отвечала ей Кларенс и пожимала плечами.
Мол, не мои проблемы, мне не капает.
Когда Эмилии Томпсон сообщили, что её соседка сверху умерла - та даже не поинтересовалась, как. Ей было всё равно. Вот только сахар теперь придётся покупать самой.
И теперь Эмилия Томпсон знает, как пахнет разлагающийся обескровленный труп.
День второй...
Брэндону бабушка присылала  энную сумму за каждый сданный в колледже тест. Неделю назад он писал ей, что получил по политологии "отлично". Хотя на самом деле стипендию отрезали от его кошелька ещё в прошлом триместре за хвосты, а предки отказывались финансировать пиво и чипсы и гневно шипели в трубку на просьбу о деньгах.
На этот раз бабушка не прислала энную сумму за липово-сданный тест.
Она даже не брала трубку телефона.
Заплаканная мать позвонила в пятницу.
Сказала, что бабушку нашли с перерезанным горлом в гостиной. А из квартиры вынесли всё, что хоть издавало мало-мальский блеск.
День третий...
Патриция Сёркинс любила бегонии. Любила азалии,  гиацинты, гибискусы, сенполии, фуксии и фикусы. Патриция Сёркинс любила совершенно всё, что имело листья, иногда цветы, и не убегало от неё, перебирая корнями по старому линолеуму.
У её дочери - страшная аллергия на цветочную пыльцу.
Она практически перестала бывать у матери, которая выбирала изощренный способ скрашивая старости и одиночества.
Но не оставлять же пожилую даму одну в огромном доме?
У её дочери не выдержало сердце, когда она нашла голову своей матери в цветочном горшке. В том, в который на будущем выходном Патриция собиралась пересадить герберу с ярко-малиновыми лепестками.
День четвёртый - бегун времён Палеозоя, найдет в переулке с проломленной грудной клеткой. Не доставало сердца и части печени.
День пятый - она вызвала службу дезинсекции, но так и не дождалась: выбросилась из окна под аккомпанемент криков о монстрах, пожирающих лица. Соседи помнили - всего десять дней после психушки. Не исключено, что слишком рано выпустили.

- Пропустите! Пропустите! Джин Грейсон, Local Daily News. Связываете ли вы все эти случаи? Что это: массовая резня? Маньяк? Или неудачное стечение обстоятельств? Возможны ли ещё жертвы? У полиции есть подозреваемые? Люди хотят знать правду!
- Без комментариев, Джин. И лишь между нами говоря: какой-то странный у вас значок...

День седьмой. Круглосуточный бар. Одиннадцать утра.
Каждый раз, как в ладонь вставал холодный, блестящий от выступившей влаги ледяного светлого пива стакан, ей казалось, что сейчас - вот-вот! - откуда-нибудь из самого плоховидного и тёмного угла выскочит Эллен со своим извечным: "Джоанна Бет Харвелл!" и будет рассказывать, как жесток мир, при этом сотрясая воздух кулаками и гневными речами об этом самом жестоком мире.
И все отговорки, что Джо даже не притрагивалась к этому пиву, да и вообще случайно просто зашла сюда, и не иначе как страдает лунатизмом, раз уж сидит сейчас в круглосуточном баре на севере Финикса в Аризоне, клевая носом в собранную толстую кипу местных некрологов и подклеенных в тетрадь вырезок из газет.
Вот только Эллен из угла никак не вылезала, за пиво Джо никто не ругал. А папка с некрологами и подклеенными в тетрадь вырезками из газет меньше от этого не становилась.
"Всё у нас скверно в местной экосистеме" - вот так можно было бы озаглавить папку данных об этом деле.
Джо поводила пальцами по стакану, оставляя за ними дорожки. Она взяла его, потому что так поступали охотники, приходившие в их бар. Утро, день, вечер, ночь - без разницы. Они всегда брали пиво. Потому что кофе - несолидно и порочит образ. А у неё просто вырвалось. По привычке. Хотя кофе был бы куда лучше. Особенно сейчас.
Несмотря на утренний час, а может - и благодаря ему как раз, в баре было достаточно пустынно. Вот тебе и большой, называется, город.
В прочем, суеты не было тоже. Никто не трогал и не заглядывал через плечо с вопросом: "Что читаешь?"
Это не первая её охота в гордом одиночестве. Не первая охота вообще.
Но первый раз, когда при наличие яркой, пылающей картины, ни одна приличная мысль не лезла в голову.
Одна старушка с инсультом, одна с оторванной головой, одна с перерезанным горлом, дед с вырванным сердцем и психованная самоубийца средних лет. Их связывало лишь то, что некролог о каждом из них находился в собранной Джо папке.
А ещё то, что каждый из этих случаев в какой-то мере казался уникальным, и не ложился на одну полку с другим.
Вот зачем Джо нужно было пиво - мимолётное желание выпить, раскалывающаяся от фактов и невозможности собрать всё воедино голова. И тучи, тучи мыслей неизведанной природы.
Хочешь результат - получаешь лишь головную боль. А по первому ощущению сдавалось впечатление, будто Финикс - прямо-таки рассадник всякой нечистой дряни.
А может просто люди - сволочи.
- Двойной эспрессо. Две ложки сахара. Спасибо.
День обещал быть долгим.

Отредактировано Jo Harvelle (2017-10-18 17:59:04)

+2

3

- Ром. Бренди. Виски. Ликёр в крайнем случае. Человечество придумало столько алкоголя, который сочетается с кофе, а ты заказываешь эспрессо после пива?
Бар был неопрятным, не очень чистым, каким-то неряшливым. В любом, даже самом крупном городе — вроде Финикса или родного Нью Йорка, — находятся места, которые выживают только за счёт того, что требовательны к публике даже менее, чем к себе. Ну либо не закрываются совсем — ради единичных посетителей в период с шести утра до шести вечера. Заведение с ироничным названием "Drylaw", расположившееся в северной части столицы Аризоны, однозначно отнести к какому-то из этих типов не получалось. Вроде и не так всё плохо, как в самых злачных местах, где приходилось бывать Хэйсу в профессиональных целях, но на вид замученный и заспанный бармен, который методично и лениво натирал тряпкой пошарпанную стойку, никак не отреагировал на процокавшего за ранним посетителем чёрного лабрадора. Да и не совсем в холостую ему прошлось простаивать в утренние часы: помимо Мэтта здесь ещё была молоденькая светловолосая девчушка, что сидела перед запотевшим стаканом пива.
И всё же мужчина не поверил бы, скажи ему пару лет назад кто-нибудь о том, что тот окажется в подобном месте по собственной воле, не занимаясь очередным расследованием. В бар нужно ходить по выходным. С большой компанией и музыкой, чтобы проснуться наутро  в объятиях головной боли — неизменно, — и девушки. Если повезёт. Тогда это будет иметь хоть какой-то смысл. И уж в любом случае не стоит идти туда с утра.
Хэйс вообще не любил такие развлечения: в основном, они остались в студенчестве. Так, баловался периодически в прошлой жизни. Но уж если заносило — отдыхал как следует, не жалея печени. Но в последний год Мэттью вообще старался избегать больших скоплений людей по объективным причинам, а в это время суток такой бар мог смело вешать на своём фасаде под названием неоновую табличку "Losers" — и был бы не так далёк от истины, учитывая контингент, состоящий из образцового учебного пособия по курсу "Психиатрия" и теме "Шизофрения", и студентки, прогуливающей пары.
Последнюю догадку журналисту подсказала наблюдательность: внушительной толщины папка на столе у белокурой красотки могла принадлежать либо учащемуся, либо бизнесмену. Для последнего девчонка была слишком молода и слишком не занята.
В целом, на этом интерес Мэтта к вошедшей иссяк. И оставив юную особу на её первые алкогольные эксперименты, журналист вернулся к работе. Потому что глобальные цели — это, бесспорно, хорошо, но рассказами о нелёгкой судьбе не прокормишься и тачку не заправишь. Впереди ещё было несколько часов, прежде чем сюда начнут подтягиваться коренные постояльцы — со своими байками, городскими легендами и слухами: во времена нормальной жизни эти ребята были одним из источников информации, а теперь так вообще стали чуть ли не последней надеждой.
Вот уже несколько месяцев Хэйсу казалось, что он пытается поймать дым голыми руками. Естественно, никто и не вспомнил дерзкую круглощёкую девицу, с которой всё началось, и, не имея других вариантов, журналист начал поиски похожих на исчезновения в старом Нью-Йоркском доме случаев. Что он станет делать, если вдруг действительно столкнётся лицом к лицу с чем-то неизвестным и сошедшим с экранов фильмов ужасов и собственных кошмаров, он не знал. Пока решил просто соблюдать осторожность и наблюдать.
В другое время суток бар — именно такой, где тишина даже в самый оживлённый час нарушалась только негромкими беседами "за жизнь" — становился для этого идеальным местом. От хорошей жизни сюда, особенно в одиночестве, не ходят. И вот на таких историях, которые постояльцы пытаются утопить в алкоголе, бармены, выступая теми ещё психологами и понимающими товарищами, делают свой заработок, а журналисты — сенсации.
Сосредоточиться на таких тривиальных вещах, как развёрнутый на экране ноутбука документ, было непросто. Давно остывший кофе стоял рядом нетронутым, а сам Мэтт только периодически отвлекался на работу — именно так, не наоборот, большую часть времени отсутствующим взглядом смотря на плывущие буквы и постукивая пальцами по деревянному столику.
По примеру спасателей, копов, врачей у журналистов довольно быстро вырабатывается невосприимчивость у ужасам этого неидеального мира, где есть убийства, несчастные случаи, стихийные бедствия, войны. Убийства Хэйс считал делом обычным. Даже жестокостью было бы сложно его удивить. Но обескровить труп? Тут нужна технология. Пара крюков тоже не помешает. О которых ни слова. Ладно, допустим, больные ублюдки, которые служат Сатане и проводят ритуальные обряды с использованием крови девственниц и человеческих сердец, действительно существуют. Но в Люцифера обычно верят где-то в тёмных, сырых подвалах и окружении свечей, пентаграмм, бараньих черепов и Бог его знает, чего ещё; в крайнем случае — на заброшенных складах и амбарах за городом, а никак не в переулке Финикса.
История о самоубийце и монстрах вообще вызывала какое-то неопределённое, неприятное, скребущее ощущение. С чего бы, интересно?..
Жизнь бывала такой одновременно милой и отвратительной в своей ироничности.
Голосок девчонки оказался неожиданно серьёзным. Может, это какой-то закон человеческой психологии? Как ещё назвать этот момент, когда ты не можешь сдержать снисходительной усмешки над вчерашней школьницей, что заказывает пиво и после — кофе, с видом, будто познала всю вселенскую мудрость через что-то крайне неприятное вроде боли или разочарования?
Может, паскудство. А может, когда паршиво, всем кажется, что хуже, чем у тебя, быть уже не может. Ни у кого.
Вот и он не сдержался. Не в первый раз — хотя в один из них здорово за это поплатился.

Отредактировано Matthew Hayes (2017-10-18 23:26:29)

+2

4

"Четверг - не время для алкогольных экспериментов", - преисполненная желания сказать это Джо уже даже открыла рот и набрала в лёгкие побольше воздуха (на случай, если захочет вырваться что-нибудь ещё).
Но Джо не сказала ничего. Совершенно ничего. Из её рта не вырвалось ни звука.
А повисший в воздухе напряжённо возглас "О-о-о-о!" принадлежал всё-таки бармену, который рассыпал зёрна, дёрнувшись от врезавшейся в щеку мухи.
Он выглядел совершенно молодым. И, возможно, относился к той категории людей, которые колледжу предпочитали сразу практику. Даже если это относилось лишь к работе в одиноко стоящем на углу улицы второсортном тихом баре, о существовании которого подразумевали разве что жильцы дома, на первом этаже которого тот имел честь располагаться. Ни яркой вывески, ни пробковой стены с фотографиями довольных туристов.
Зато здесь был дартс.
И благоговейная тишина, которой так не хватало улицам этого суетливого города.
- Одну минуту, - произнёс молодой работник, подняв в воздух указательный палец. Его фартук тут же замельтешил куда-то в сторону подсобного помещения.
- Я никуда не спешу-у-у, - протянула охотница. И совершенно не лгала об этом.
Спешить просто не было смысла.
В дальнейшие несколько мгновений повисла тишина, прерываемая лишь скольжением деревянной подставки под стаканы, по барной стойке, которую Джо гоняла туда-сюда пальцами.
Большие города ей всё-таки не нравились. Да и работать здесь неудобно: слишком шумно, слишком большая территория и слишком – просто катастрофически – огромный объём возможных подозреваемых. О, это не как искать иголку в стоге сена. Это как искать окрашенную в прозрачный лак палочку в стоге из десяти стогов поменьше.
Обратившийся к ней мужчина тоже ничего не говорил. Повисло запредельно долгое для подобных заведений молчание.
Он не являл собой образец завсегдатая подобного заведения. Уж что-что, а любителей баров она научилась определять даже по походке в вполне трезвое время суток. Да и взгляд у них совершенно бывает другим. Не говоря о вкусах. И если Джо, как считают своим святым долгом все псевдозрелые личности, убежавшие из дома, хотя бы попыталась протолкнуть в себя алкоголь  то он - даже не пытался.
У него вместо пива был ноутбук. И остывший кофе. И какой-то слабый невроз.
И... О мой бог.
Какова вселенская вероятность того, что в одном неконкретном штате, в одном неконкретном городе, в одном неконкретном баре на одной неконкретной улице, соберутся два человека, читающие один и тот же документ?
Ноль и один десятый процента, если вы никогда в жизни друг друга не видели или не обменялись досье через какого-нибудь Бобби Сингера.
Или если не являетесь гордыми носителями фамилии Винчестер.
Но Дином этот человек не был. А Джо не была Сэмом.
Значит, сегодня ей повезло.Сегодня она попала в тот самый странный ноль целых и один десятый процента совпадений.
Сей факт изумил её настолько сильно, что она даже сделала непростительную для ценителей личного пространства вещь: она туда безапелляционно вторглась. Чтобы лучше видеть заголовок документа, разумеется. А не потому что ей это нравилось.

День первый.
Обескровленное тело мисс Кларенс  семидесяти лет от роду найдено в гостиной её собственной квартиры пятого этажа пятиэтажного дома по Энн-стрит восемнадцатого числа октября две тысячи восьмого года. Женщина вела одинокий, если не сказать, затворнический образ жизни и очень редко покидала квартиру из-за проблем со спиной и ногами.

- Книги. Газеты. Компьютерные игры. Комиксы, в конце-концов. Человечество придумало столько развлечений для компьютера, которые сочетаются с утром четверга в одиночестве в баре, а ты читаешь некрологи?
Джо улыбнулась. Потому что сказано это было совершенно не со зла.
По её логике и личному опыту, люди, проводящие свободное время за просмотром столь экзотического чтива, делились на несколько категорий. Категорий, разумеется, было много. Но Джо интересовали лишь две: журналисты - и охотники. Первые знали много, но делали бесполезное для вторых дело (в основном, путались под ногами), а вторые могли ничего не знать, но стать полезным дополнением. Если не сказать - напарником. К какой категории относился он - понятно пока не было. С определением профессиональной принадлежности пока были проблемы.
По крайней мере, до тех пор, пока она не увидит его мачете. Рядом с дробовиком и коробкой патронов, начинённых каменной солью.
- Как уничтожить ругару? - как бы невзначай спросила Джо, отпивая свой кофе. Жестом она попросила бармена приготовить ещё один. Но уже не для себя.

+2

5

Отсутствие ответа — тоже ответ. Как правило, это всё то же старое и доброе "Катись к чёрту", только смягчённое насколько возможно. И этот раз вряд ли являлся исключением. Можно было бы сейчас даже ощутить какое-то разочарование, вот только цели разговориться с блондиночкой Хэйс и не ставил. А явное намерение девушки что-то ответить с лихвой покрыло отсутствие самого ответа: всё-таки своего Мэтт добился. А она просто решила не связываться. Очень разумно, к слову, журналист оценил. И отвернулся назад, к своему ноутбуку.
А девчонка из ранга вчерашнего сложного подростка не-такого-как-все настолько, что даже не знающего, за что хвататься: за пиво или крепкий кофе, прыгнула на пару ступеней выше в градации категорий молодых девочек, находящихся в столь живописных местах в такое скучное время. Остановившись где-то между разочаровавшейся несправедливостью мира тонкой душевной организацией и случайной прохожей, которой негде скоротать пару имеющихся у неё часов. Уже вполне адекватно.
Сзади засуетился бармен, ещё больше мешая сосредоточиться. Зависнув ещё ненадолго на прыгающем в полупустом листе курсоре, Хэйс сдался. Хорошо это или плохо, но время жестких дедлайнов, позиции шефа "Может быть только одна уважительная причина, и о ней мне сообщит ваша безутешная родня", а так же мантры ночами перед сдачей материала в печать "Напиши или умри", прошло. Поэтому, сохранив начатый было, но так и не перешагнувший самую ленивую и самую неложащуюся на лист стадию первых нескольких строк, документ, журналист обновил новостную сводку. Наверное, это был сотый раз за сегодня. Или где-то около того. Ничего нового. Спроси его кто-нибудь — Мэтт не ответил бы, чего он хочет: увидеть там новую ссылку или всё таки нет. Желание разобраться в своих проблемах резко диссонировало с нежеланием даже приближаться ко всему, кто хоть как-то относилось к истории годовой давности. Если, конечно, здесь вообще было что-то общее. С одной стороны, журналист на это надеялся. С другой — всеми фибрами души хотел, чтобы нет. Пожалуй, если бы не обретённые видения, давно бы уже забылись те события, как сюжет дерьмовенького ужастика, что вылетают из головы как только покидаешь кинотеатр, вымещенные из памяти рассудком, рационализмом и здравым смыслом. Но преследующие образы снисходительно напоминали: есть, можно, бывает. И никуда не делось.
А ещё заставляли нервничать при приближении кого бы то ни было к себе.
Движение, с которым журналист отстранился от блондинки, что бесцеремонно склонилась над ноутбуком, было сдерживаемым, но всё равно заметным. И спрятанным в протянувшейся к чашке кофе руке.
Одно дело — понимать, что не всё в этом мире опасно. А другое — испытывать иррациональный страх перед ликом очередного нечто, чему Мэтт до сих пор так и не дал названия. Страх, заставляющий шугаться даже молодой девочки, в которой веса-то килограмм пятьдесят, но которая без всяких предпосылок вдруг оказалась слишком близко. За прошлый год он успел абсолютно, совершенно, начисто разучиться контактировать с живыми людьми.
Это его устраивало. Одному было спокойнее.
- Между прочим, очень жизнеутверждающее занятие, - мрачно парировал журналист, пытаясь скрыть напряжённость в своём голосе, и для большей убедительности откинулся на спинку стула, - Куда более, чем картинки для идиотов, не умеющих читать.
Была и вторая — саркастичная — часть фразы. О том, что некрологи — это про тех, кому повезло ещё меньше. Но портить момент неожиданной улыбки не повернулся язык. Вместо этого, Хэйс попытался улыбнуться сам, одними уголками губ, - И здорово привлекает внимание. Даже лучше утренней порции иронии.
Кофе был совсем холодным, а от того — ещё более горьким. Но оправдать свой жест пришлось. А девушка даже начинала нравиться. Один — один, как говорится. Только признавать перед ней то, что Мэттью даже понятия не имеет, о чём она говорит, всё равно не хотелось. Это было бы слишком просто в разговоре, где один мешает пиво и кофе, а другой — читает про зверское убийство. В четверг, утром, в Богом забытом баре.
- Ммм... - протянул журналист, имитируя бурную мозговую деятельность, - Рискну предположить, что деревянными палочками.
Пауза. Достаточная для того, чтобы собеседница успела, если у неё будет на то желание, задать себе вопрос относительно прозвучавшего сейчас абсурда, но недостаточная — чтобы озвучить его.
- Потому что это слово звучит прямо как название шедевра кулинарной мысли из японской кухни, - с серьёзным видом добавил Мэтт, внимательно глядя на блондинку.
Слово уничтожить, как почему-то казалось, имело здесь особенный акцент. Не из тех оно слов, которые люди употребляют в обычной жизни.
- Но мне кажется, ты немного не это ждала услышать. Так как уничтожить ругару?

Отредактировано Matthew Hayes (2017-10-26 16:35:03)

+2

6

- Я не кусаюсь, - методично заметила Джо. Реакция его была странной. Настолько, что волей-неволей захотелось как минимум раздеть. И вовсе не за тем, о чём можно подумать. Раздеть - и поискать следы. Чего? Насилия, конечно. Возможно, укусов.
Вампиры, как она знала с рассказов охотников в Доме у Дороги, иногда позволяли себе подобные шалости: заводили людей в качестве дойных коров. Тогда она представляла, будто они надевают на своих людей ошейники, выгуливают, но не представляла, в каком смысле вот это "доят". Потому что тогда Джо была ещё ребёнком.
А потом поняла.
И долго, дня наверное два, не могла прикоснуться к любимому ещё тогда комиксу, одним из главных персонажей которого был вампир.
На шее этого человека, насколько позволял обзор, за воротом рубашки никаких укусов она не увидела. Уже хорошо. Для начала.
Может, он просто законченный мизантроп и попросту не любит вторжения в личное пространство? С наличием хобби в роли охоты на нечисть не стоит забывать: они все просто люди. А у людей часто водятся проблемы. Особенно психологического характера.
А вот на словах о палочках для еды брови блондинки ехидно поползли вверх.
Не то чтобы она так сильно была уверена, будто бы перед ней сидит среднестатистический динозаменитель на ближайшее планируемое приключение, но неожиданностью это для неё всё-таки осталось. В частности, потому что его несколько хмурый и чересчур напряжённый вид никак не вязались с фактом наличия чувства юмора.
С другой стороны, может, оно и хорошо, что не охотник. А с третьей стороны... Выходит, она одна кладёт себя на защиту этого города от пока неизвестной кровожадной твари, которой может оказаться любой из миллиона жителей.
У судьбы, однако, есть чувство юмора. Гаденькое такое. Прямо как остывший крепкий эспрессо.
- Да, конечно... Палочками. И обильно полив лимонным соком перед употреблением. Очень жёсткое блюдо, так просто не разжёвывается, - улыбнулась она. Вновь. Краем мозга думая:  а так ли хорошо, что не охотник.
- Кстати, меня зовут Джо, - представилась она и протянула руку. Для рукопожатия. Обычно даже не любящий вторжения в личное пространство человек отнюдь не против некоторых... ручных формальностей. - Первый курс, факультет журналистики.
"Признаю, что мне нужна помощь", - добавила она уже мысленно. И испарилась. Ровно на минуту.
Ровно такое количество времени понадобилось ей, чтобы сходить до своего столика, взять свою куртку и толстую папку, из которой неровным строем выглядывали более десятка газетных вырезок, распечаток, сложенная в четыре раза карта с отметками, фотографии и заметки, написанные от руки на слегка измятых тетрадных листах.
И всё это, подобно снежной лавине на нерадивых горных путников, обрушилось на барную стойку, кокетливо хлопнув по поверхности.
- Думаю, между всеми этими случаями должна быть какая-то связь. Помимо того, что в заголовках лишь имена одиноких старушек.
С минуту она помолчала. Затем продолжила:
- Проект. Это мой проект. Для колледжа. Честное слово. Взгляд со стороны чаще всего помогает найти разгадку, когда замыленные глаза устали топтаться на одном и том же абзаце текста.

Отредактировано Jo Harvelle (2017-11-07 10:05:21)

+2


Вы здесь » Supernatural: keep going » Настоящее » Whatever You Became